Головна Філологія Мовознавство ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ КАРТИНЫ МИРА В АВИАЦИОННОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ
joomla
ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ КАРТИНЫ МИРА В АВИАЦИОННОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ
Філологія - Мовознавство

М. Н. Бондарчук, А. В. Колчанова

Национальный авиационный университет (г. Киев)

Присвячено визначенню ролі метафоричних моделей авіаційної термінології у форму­ванні наукової картини світу.

Ключові слова: термін, метафора, метафорична модель, національна картина світу

Посвящена определению роли метафорических моделей авиационной терминологии в формировании научной картины мира.

Ключевые слова: термин, метафора, метафорическая модель, национальная картина мира

The article deals with the role of Aviation's terminology metaphorical models in the formation of scientific picture of the world.

Keywords: term, metaphor, metaphoric model, national world picture

Одним из направлений когнитивной лингвистики является исследование отдельных фрагментов языковой картины мира. Изучение феноменов языковой картины мира представляет интерес в теоретико-методологическом аспекте не только для различных отраслей лингвистики, но и для междисциплинарных ис­следований в области языка для специальных целей, в том числе и авиационной терминологии. Языковая картина мира, являясь частью психической реальности, выступает в качестве контекста познавательной и практической деятельности че­ловека. Становление картины мира в исторической перспективе проходит путь от начальной точки познания (мифологической, наивной) до научной, что образует относительно адекватное представление человека о мире [3, с. 22].

Научная картина мира, по определению Т. С. Пристайко, - это отражение объективной реальности, целостное и систематизированное представление об ок­ружающей действительности на каждом определённом этапе научного познания, сконцентрированное в особым образом организованных языковых системах - терминологиях. Являясь важнейшим средством коммуникации и выражения мыс­ли, язык служит инструментом постоянного, активного осмысления мира челове­ком и превращения опыта в знание [7, с. 64].

Изучение зафиксированной в языке картины мира осуществляется в разных направлениях, на основе различных научных подходов. Особое внимание иссле­дователей привлекает метафора, которая становится ключом к пониманию основ мышления и процессов создания образа мира [6].

Метафорические выражения языка не только отражают и эксплицируют ме­тафорическое восприятии действительности, но и во многом формируют его, по­этому изучение метафорических переносов в рамках различных сфер позволяет проникнуть в структуры человеческого мышления и понять, каким образом мы представляем себе окружающий мир и своё место в нём. Таким образом, метафору можно рассматривать как инструмент исследования картины мира [2, с. 8].

Когнитивная теория метафоры представлена в работах русских и зарубеж­ных учёных (Н. Д. Арутюнова, А. Н. Баранов, В. Г. Гак, Ю. Н. Караулов,

© Бондарчук М. Н., Колчанова А. В., 2011


В. Ф. Новодранова, В. Н. Телия, Дж. Лакофф, М. Джонсон, М. Тернер, Э. Маккормак), рассматривающих метафору как один из основных механизмов познания мира.

Метафоризация играет важную роль в научном дискурсе. «Функции науч­ной метафоры разнообразны: они помогают быстро «опознать» объект исследо­вания, структурируют научный текст в целом, способствуют объективизации на­учного знания, являются средством концептуализации» [1, с. 293].

Не является исключением и такая область знания, как авиационная. Авиа­ционный дискурс представляет собой иерархию различных по сложности видов языковой деятельности, одним из которых является метафоризация. С когнитив­но-коммуникативной позиции метафоризация – это способ обработки информа­ции в виде набора определённых метафорических моделей. «Метафорическая мо­дель как результат концептуализации и вербализации представляет собой поня­тийную область (область источника), элементы которой связаны различными се­мантическими отношениями; названием метафорической модели служит родовое понятие, объединяющее элементы её таксонов» [4, с. 31].

В настоящее время подобные модели выявлены в технической терминоло­гии (Е. С. Стрекалова), в медицинской (С. Л. Мишланова), в подъязыке металлур­гии (Т. С. Пристайко) и др.

Цель Настоящего исследования заключалась в исследовании особенностей метафоризации в подъязыке авиации и выяснении роли метафорического терми-нообразования в отображении научной картины мира, соответствующей сфере авиации.

Анализ метафорических моделей подъязыка авиации показал, что наиболее частотной и продуктивной сферой метафорического осмысления оказалась сфера ЧЕЛОВЕК. В неё вошли следующие таксоны:

I. ЧАСТИ И ОРГАНЫ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА. Чаще всего эта модель включает
наименования авиационных приборов, причём нередко они образуют гнездо тер­
минов, например: Нога Костыля, Нога Шасси, консольная Нога Шасси, многоколёс­
ная Нога Шасси; Колено Колонки, Колено Штурвала; Щека Крепления, Щека Креп­
ления цилиндра, Щека Управления колёсами; Рука Управления самолётом; Ухо Тя­
ги; Зуб Сектора рычага штурвала; Плечо Вертикального оперения; Нос Самолёта;
Губа Воздухозаборника; «горло» Реактивного сопла
И др.

Нередко используются слова с уменьшительными суффиксами: РучКа Управления самолёт, БрюшКо Лопасти, НожКа Лопатки, НосИК Нервюры, Кула­чОК Впускного клапана, ГлазОК Двери кабины экипажа.

II. ОДЕЖДА ЧЕЛОВЕКА. В этот таксон вошли наименования, обозначаю­
щие авиационные приборы (Карман Киля, Горловина Воздухозаборника, тормоз­
ной Башмак,
Фартух Чехла парашюта, Косынка Стрингера, Пояс Лонжерона,
Колпак Аэролюка),
Многие из них могут образовывать лексическое гнездо: Носок
Закрылка, Носок Двигателя, Носок Фюзеляжа, Носок Киля, Носок Крыла, выгнутый
Носок Крыла, управляемый Носок Крыла, Носок Передней кромки крыла, Носок Нер­
вюры, Носок Элерона, Носок Аэродинамического профиля, бортовой Носок, Носок посадочной лыжи.

Ш. ЗАНЯТИЯ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА. Этот таксон включает наименования, обозначающие типы лётных аппаратов или приборов: «Морской Боец» (самолёт Су-32), «Спасатель» (вертолёт Ми-17М), «Акробат» (многоцелевой лёгкий самолёт), «инструктор» (системный трена­жёр), «экспер т» (диспетчерский тренажёр), «хлопун» Обшивки.

IV. ЧЕЛОВЕК КАК БИОЛОГИЧЕСКИЙ ТИП. Таксон объединяет наимено­вания, обозначающие позы, движения человека, поэтому для создания понятий со


Значением движение летательного аппарата привлекаются отглагольные сущест­вительные, здесь имеет место метонимический перенос: Швартовка Летательно­го аппарата (в дальнейшем ЛА), Болтанка ЛА, Валёжка ЛА, Врубка ЛА, Раскачка ЛА (с суффиксам -к-). Значительно больше образований от глаголов с суффикса­ми -Ани-е, -ение-е: Подрагивание Вертолёта, Подныривание Вертолёта, Сколь­жение (фигура высшего пилотажа), Сваливание Самолёта в полёте, Висение Са­молёта, Переваливание Самолёта на крыло, Взм ывание ЛА, Замирание Стрелки прибора И др.

V. ПРЕДМЕТЫ БЫТА, ОКРУЖАЮЩИЕ ЧЕЛОВЕКА. В таксон входят на­именования предметов, метафорически использованные для обозначения частей самолёта, фигур пилотажа и др.:

А) наименования посуды (Вилка Крепления лопасти, Чашка Аварийного вы­
хода
;

Б) наименования предметов домашнего обихода (Замок Лопатки, фюзеляж­
ный Гребень; «кадушка», быстрая Бочка, свеча
(фигуры высшего пилотажа); воз­
душный Мешок, Игла Амортизатора шасси, Ножницы Закрылков, Коромысло Ко­
лёс шасси
). Многие из них образуют лексические гнёзда, например: Пе тля Не­
стерова, косая Петля Нестерова, перевёрнутая «мёртвая Пе тля», плоскость
Петли, зависание на Петле, Пе тля Нестерова из перевёрнутого положения, об­
ратная Полупе тля Нестерова; нормальный Што пор, восходящий Штопор, ус­
тойчивый Штопор, отвесный Штопор, устойчивый равномерный Штопор, ус­
тойчивый интенсивный нормальный Штопор, виток Штопора, валиться в Што­ Пор, испытать самолёт на Ш топор, управление Штопором
И др.;

В) наименования украшений (Серьга Убранного положения шасси, Полу­
кольцо
Парашюта, Кольцо Воздушного лабиринтного уплотнения
);

Г) наименования помещений и интерьера (Воздушный Коридор, Щель Передней
Кромки крыла, Потолок Высоты полёта ЛА, Камера Шины шасси, Лаз Самолёта);

Д) наименования понятий, относящихся к культуре. Так, для обозначения
самолётов используются наименования персонажей, взятых из мифологии и рус­
ского фольклора: «Атлант» (3М-Т), «Пегас» (опытный штурмовик). «Антей»
(самолёт АН-22), «АВРОРА» (авиационный программный комплекс), «Русский
витязь»
(самолёт С-21), «Конёк-горбунок» (сельскохозяйственный самолёт),
«Руслан»
(самолёт АН-124), «Финист» (многоцелевой самолёт), обозначения
русского промысла: «Гжель» (многоцелевой самолёт). Музыкальные и цирковые
термины используются для обозначения частей конструкции летательных аппара­
тов (Барабан Колеса шасси, Фокус Крыла), Для наименования самолётов: «Дуэт»
(
Пассажирский самолёт), «Аккорд» (многоцелевой самолёт) и фигур пилотажа:
«колокол», «мёртвая петля»;

Е) наименования реалий и понятий социальной жизни человека использу­
ются для обозначения самолётов: «Торпедо» (опытный самолёт-разведчик),
«Пионер» (опытный спортивный самолёт), «Дань» (беспилотный ЛА), «летаю­
щий Кран»
(вертолёт Ка-26), «летающий Госпиталь» (вертолёт Ми-26), «скорая
помощь»
(вертолёт Ми-171), «Три друга» (опытный лёгкий самолёт), «Пионер­
ская правда»
(опытный спортивный самолёт), «Максим Горький» (самолёт АНТ-
20), «Сергей Киров» (опытный планер);

Ж) наименования, относящиеся к математике. Так, слова Восьмёрка, Спи­
раль
Обозначают фигуры высшего пилотажа, а слова «Квант», «Омега», «Круг­
лый
», «Полукруглый
» являются названиями самолётов.

Вторая сфера метафорического осмысления принадлежит «БИОСФЕРЕ», куда вошли таксоны «РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР» и «ЖИВОТНЫЙ МИР».


Таксон «ЖИВОТНЫЙ МИР» представлен в большей мере наименованиями птиц и частей тела птиц, что объясняется сходством общего признака ‘движение‘ у птиц и летательных аппаратов. Для наименования самолётов используются На­звания птиц («Стриж», «Коршун», «Орёл», «Буревестник», «Беркут», «Кре­чет», «Альбатрос», «Ястреб», «Грач», «Аист», «Лебедь», «Утка», «Птенец»); для обозначения частей самолёта и авиационных приборов используются наиме­нования Частей туловища птиц: Лапа Крепления двигателя, Клювик (флажковая ручка переключателя), Заваливание на Хвост, падать на Хвост Без опрокидыва­ния, Хвостик Крыла).

Наиболее продуктивны метафорические образования с наименованиями КРЫЛО (аэродинамическое Крыло, безлонжеронное Крыло, верхнее Крыло, вы­движное Крыло, двойное складывающееся Крыло, Крыло Малого сопротивления, Крыло Большого сужения, Крыло С нулевым углом атаки, Крыло Со слабо закруг­лённой передней кромкой, Крыло Типа «утка», убирающиеся Крылышки, Крылье­вой Двигатель, Крыльчатка Двигателя) и ОПЕРЕНИЕ (Стреловидное Оперение, хвостовое Оперение, Двухкилевое Оперение, монопланное Оперение, свободноне-сущее хвостовое О перение, Оперение С большим углом стреловидности, Опере­ние Со сдувом пограничного слоя).

Таксон «ЖИВОТНЫЙ МИР» представлен и наименованиями млекопитаю­щих, земноводных, рыб, насекомых, которые используются в качестве названий Самолётов («Дельфин», «Китёнок», «Рыбка»), Вертолётов («Аллигатор», «Аку­ла»», «Касатка», «Пчела»), Этапов полёта Летательного аппарата и Фигур пи­лотажа (посадка «С козлом», «змейка», «кобра» Пугачева), Авиационных при­боров (Кабанчик Руля высоты, Кабанчик Шасси, Кабанчик Элерона).

Метафорически переосмыслены наименования географических понятий и реалий растительного мира: Канал Тангажа, Дорожка Рулёжная, воздушный След, воздушная Яма, разворот На «горке» (фигура высшего пилотажа), воздуш­ная Магистраль, тоннель Двигателя.

Для обозначения типов летательных аппаратов могут использоваться на­именования атмосферных явлений («Буран», «Молния»).

Авиационный дискурс, таким образом, представляет собой иерархию раз­личных по сложности типов дискурса, значительную часть которых составляют метафорически преобразованные наименования. Семантическая связь в авиаци­онных наименованиях основана на сходстве основной функции – Полёт лета­тельного аппарата, движение его в воздухе – этим объясняется избирательность компонентов метафор и морфологичность их структуры.

Анализ метафорических моделей сферы авиации показал, что столкновение разных смысловых представлений о мире порождает качественно новую инфор­мацию.

Метафорический способ вербализации авиационного знания зависит от уровня концептуализации, т. е. от когнитивного и коммуникативного опыта носи­телей языка в области авиации. На определённом этапе развития метафора реали­зует возможность возродить в языке, а следовательно, сделать осознанной новую информацию о мире.

Таким образом, мы видим, что языковая картина мира тесно связана с ме­тафорой как одним из способов её создания и представляет собой не зеркальное отображение мира, а именно картину, зависящую от призмы, через которую со­вершается мировидение. Являясь важным элементом концептуальной картины мира, выполняющим огромную роль в научном познании, метафора в языке науки и техники помогает познать те явления, которые ранее были недоступны или мало изучены, способствует дальнейшему движению исследовательской мысли.


В авиационном дискурсе наиболее продуктивно метафора используется в процес­се семантического терминообразования с целью вербализации новых понятий. Ба­зой этих новых терминологических наименований выступают обыденные знания, которые, по мнению В. Ф. Новодрановой, играют в процессе формирования науч­ной картины мира опережающую и опосредованную роль [5, с. 91].

Дальнейшие исследования данной проблематики, как нам представляется, могут быть продолжены в сопоставительном аспекте, в частности в сопоставле­нии метафорических моделей подъязыка авиации с метафорическими моделями и схемами подъязыков других областей знаний, что послужит установлению обще­го и различительного в общем явлении терминологической метафоризации.

Библиографические ссылки

1. Алексеева Л. М. Метафоры, которые мы выбираем (опыт описания индивидуальной концептосферы) / Л. М. Алексеева // С любовью к языку : сб. науч. трудов. – М.­Воронеж : ИЯ РАН, Воронеж. гос. ун-т, 2002. – С. 288–298.

2. Дебердеева Е. Е. Актуальные проблемы когнитивной лингвистики и концептологии (на примере сопоставительного изучения языков) / Е. Е. Дебердеева, О. А. Шатун, Г. Т. Поленова. – Таганрог : Изд. Центр Таганрог. гос. пед. ин-та, 2009. – 240 с.

3. Колшанский Г. В. Объективная картина мира в познании и языке / Г. В. Колшанский. – М. : КомКнига, 2006. – 128 с.

4. Мишланова С. Л. Когнитивный аспект метафоризации в медицинском дискурсе / С. Л. Мишланова // Научно-техническая терминология. – Вып. 1. – 2003. – С. 30–36.

5. Новодранова В. Ф. Роль обыденного знания в формировании научной картины мира / В. Ф. Новодранова // Терминология и знание : матер. I Междунар. симпозиума. – М. : Ин-т русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 2009. – С. 89–93.

6. Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека / В. И. Постовалова // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира.– М., 1988. – С. 8–69.

7. Пристайко Т. С. Профессиональная лексика как отражение наивной картины мира / Т. С. Пристайко // Проблемы концептуализации действительности и моделирования языковой картины мира. – Архангельск, 2002. – С. 64–67.

Надійшла До Редколегії 19.04.11


УДК 811.161.1’367