Головна Філологія Мовознавство КРИТЕРИИ ВЫДЕЛЕНИЯ НЕИЗМЕНЯЕМЫХ ЗАВИСИМЫХ КОМПОНЕНТОВ В СОСТАВЕ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
joomla
КРИТЕРИИ ВЫДЕЛЕНИЯ НЕИЗМЕНЯЕМЫХ ЗАВИСИМЫХ КОМПОНЕНТОВ В СОСТАВЕ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
Філологія - Мовознавство

Л. А. Ким

Приднепровская государственная академия строительства и архитектуры

Розглянуто теоретичні питання, пов’язані з виокремленням та обґрунтуванням понять терміноелемента й термінокомпонента, на основі яких впроваджено поняття незмінного залеж­ного компонента (НЗК) термінів. Обговорено й продемонстровано можливості застосування морфологічного й синтаксичного критеріїв до виділення НЗК на матеріалі термінолексики різ­них терміносфер російської мови.

Ключові слова: термін, терміноелемент, термінокомпонент, незмінюваний залежний компонент терміна (НЗК).

Рассмотрены теоретические вопросы, связанные с выделением и обоснованием понятий терминоэлементы и терминокомпонента, на основе которых введено понятие неизменяемого зависимого компонента (НЗК) терминов. Обсуждены и продемонстрированы возможности при­менения морфологического и синтаксического критериев к выделению НЗК на материале тер-минолексики различных терминосфер русского языка.

Ключевые слова: термин, терминоэлемент, терминокомпонент, неизменяемый зависи­мый компонент термина (НЗК).

Theoretical questions, connected with highlighting and grounding of such notions as term-elements and term-components on the basis of which the idea of unchangeable dependent component of terms(UDC) is introduced, are regarded. The possibility of usage morphological and syntactic criteria to UDC highlighting on the ground of term-lexics of different term-spheres of the Russian language is discussed and demonstrated.

Key words: term, term-element, term-component, unchangeable dependent term component (UDC).

Динамические процессы последних лет, происходящие в номинативных сис­темах специального назначения (терминосистемах), вызывают к жизни огромное количество составных, сложных и сложно-составных терминов разных типов. Осо­бое место среди терминологических единиц занимают номинации, в структуру ко­торых входят несклоняемые (неизменяемые) зависимые компоненты (НЗК), выпол­няющие функцию атрибута. Системному изучению в качестве единиц языков для специальных целей подобные образования не подлежали. Отмеченное обусловило актуальность проводимого исследования, Цель Которого заключается в выработке критериев, позволяющих выделить НЗК в составе многокомпонентного термина. В Задачи Исследования входило, во-первых, разграничение понятий терминоэле-мента и терминокомпонента и, во-вторых, рассмотрение морфологического и син­таксического критериев выделения НЗК. Материалом исследования послужили бо­лее 2700 терминов, извлеченных методом сплошной выборки из специальных сло­варей, репрезентирующих терминосистемы экономики, права, металлургии, мате­риаловедения, математики и информатики.

Вполне закономерным представляется то, что у исследователей, занимаю­щихся изучением формальной и содержательной структуры термина, возникла мысль о существовании единиц, которые являются носителем терминологического значения и которые входят в состав термина. В европейском терминоведении о структурной (корневой или аффиксальной) единице слова-термина писали

© Ким Л. А., 2010


Е. Вюстер [21] и Ф. Вернер [20]. В российском терминоведении подобные единицы в составе терминов впервые выделил Э. К. Дрезен, назвав их словоэлементами [8, с. 109–110].

Обозначение Терминоэлемент Было введено Д. С. Лотте, отмечавшим: «Под „терминоэлементами” понимаются слова, имеющие самостоятельное значение и входящие в состав простого или сложного термина: например, в термине Коробка передач Различают два терминоэлемента: Коробка И Передача» [16, c. 15, 79–89]. В дальнейшем Д. С. Лотте уточнил свое понимание терминоэлемента: «... любой термин-словосочетание, или термин-слово, или, наконец, часть (частичку) термина-слова, неделимые в терминологически-смысловом отношении, мы будем называть Элементом термина» [16, с. 88]. Позднее такое понимание терминоэлемента было развито в работах В. П. Даниленко, которая писала, что под терминоэлементом она «имеет в виду широкое понятие, включающее в себя на равных основаниях произ­водящую основу, словообразующую морфему, слово в составе терминологического словосочетания, символы, цифры, графические знаки, включаемые в особый тип символо-слов (γ-частица, β-распад, V-образный)» [7, с. 107].

В. М. Лейчик также подчеркивает зависимость терминоэлемента от системы понятий. «В термине, – отмечает он, – можно выделить столько терминоэлементов, сколько в нем морфем (или слов), обозначающих понятия определенной системы понятий. …В определении терминоэлемента должны быть названы следующие пять признаков: 1) неделимость; 2) соответствие обозначаемому понятию или его признаку; 3) зависимость от определенной терминосистемы; 4) зависимость от тер-миносистемы либо данной отрасли знаний, либо смежной или базовой отрасли зна­ний; 5) выделимость в составе термина (поскольку терминоэлемент всегда обозна­чает понятие, но в некоторых случаях в связанном виде: -ил, - ол, - ен, - ан В термино-системе химии). В этом последнем признаке состоит отличие терминоэлемента от термина: терминоэлемент может быть частью слова или зависимым словом в слово­сочетании; термин же представлен либо словом, либо словосочетанием» [15, с. 57].

Из терминоведения обсуждаемое понятие проникает и в терминографию, по­лучая при этом следующее определение: терминоэлемент – минимальная структур­ная единица термина с фиксированным значением, участвующая в терминообразо-вании и представляющая собой слово (прилагательное или наречие) в составе сло­восочетаний, символ в составе символослов, основу или словообразующую морфе­му в составе сложных и производных слов. Особенностью терминографического осмысления данного понятия является то, что в терминографии терминоэлементы иногда трактуются как самостоятельные лексические единицы и репрезентируются самостоятельными статьями, хотя и не обладают номинативностью или оформлен-ностью [6, с. 51].

В своем понимании терминоэлемента мы солидарны со сторонниками прева­лирующего в научной литературе подхода, основанного на анализе линейной структуры термина, вследствие чего терминоэлементы определяются как формаль­ные компоненты специальной единицы. В рамках такого определения, как уже бы­ло отмечено, терминоэлементом считается любой структурный компонент термина – от морфемы до целого слова или условного знака [7]. Показательно, что Р. С. Беляев в диссертационном исследовании, посвященном анализу терминоэле-ментов, относит к последним словосочетание, слово, морфемный комплекс, мор­фему, ее часть, символ, которые: 1) структурно вычленяются в терминах данной терминологии, обладая постоянством формы; 2) регулярно используются для одно­го или нескольких близких понятий или признаков понятий соответствующей нау­ки; 3) характеризуются общими свойствами более чем в одном термине [3, с. 7].


При такой трактовке термины, входящие в состав других терминов, также высту­пают при этом в качестве терминоэлементов [13, с. 101].

Наряду с понятием терминоэлемента в исследованиях по терминологии до­вольно часто фигурирует понятие терминокомпонента или компонента термина, при этом обозначения Терминоэлемент И Терминокомпонент Часто употребляются как синонимичные. Противоположный подход был предложен в работе Н. В. Васильевой, которая, анализируя русскую лингвистическую терминологию, предложила различать Терминоэлемент – конституэнт термина, который выделя­ется путем морфологического членения, Терминокомпонент – результат синтакси­ческого и Терминосимвол – графического членения исходного термина [4, с. 7]. Вслед за Н. В. Васильевой, В. Ф. Новодрановой [17, с. 47], С. Г. Казариной [9, с. 80], И. Н. Кочан [11, с. 28–32], мы считаем последовательное размежевание по­нятий «компонент термина» и «элемент термина», или «терминоэлемент», целесо­образным. При этом под терминоэлементом понимается регулярно повторяющий­ся, воспроизводимый конституэнт цельнооформленного термина, занимающий оп­ределенное место в его морфологической структуре и передающий стабильное обобщенное значение. Понятие «компонент» закрепляется за словом или словосо­четанием, являющимся частью составного термина. Такое разграничение, прежде всего, позволяет «избежать разнобоя в названиях несколькословных терминов». Их можно называть «двух-трех- и несколькокомпонентными, причем любой компо­нент таких терминов может включать в себя терминоэлементы, выделяемые по­средством морфологического членения» [17, с. 47]. Используя понятие «компо­нент» термина, мы четко соотносим понятие «терминокомпонент» с лексемным (в случае однословности компонента) и синтаксическим (в случае, если компонент представляет собой словосочетание), а «терминоэлемент» – с морфемным уровня­ми составных терминов.

В отличие от рассмотренных выше понятий терминоэлемента и терминоком-понента, понятие «неизменяемый зависимый компонент термина» практически не являлось объектом обсуждения в плане решения вопроса о критериях выделения таких структурных составляющих термина.

Зависимые компоненты-определители, интересующие нас, отличаются от других определяющих компонентов своей неизменяемостью. Неизменяемость, то есть способность языковой единицы иметь во всех употреблениях только одну форму, может быть обусловлена морфологическими и синтаксическими фактора­ми*, поэтому при выделении НЗК в составе термина необходимо опираться как на морфологический, так и на синтаксический критерий.

Морф ол оги ч ес ки й к ри т ери й заключается в неспособности слова как единицы определенной части речи русского языка иметь словоизменительные аффиксы. К грамматически неизменяемым словам, парадигма которых состоит из одной формы, в русском языке относятся неизменяемые существительные и прила­гательные**, наречие, инфинитив, компаратив и деепричастие. Все перечисленные единицы, кроме деепричастия, могут входить в терминологическое наименование на правах НЗК, например: Пут Опцион, Стоп-гоу Цикл, премия «Колл», котировка

* В настоящей работе не рассматриваются факторы (морфонологический, прагматический, семан­тический и т. д.), обусловливающие неизменяемость имен в системе русского языка (см. об этом: [2, с. 21–37]).

** В современной грамматике существует точка зрения, согласно которой неизменяемые сущест­вительные и прилагательные образуют так называемое нулевое склонение, парадигма которого состо­ит из омонимичных форм с нулевой флексией [19, с. 506, 556]; другие исследователи предпочитают в таком случае говорить не об омонимии, а о категориальной полифункциональности неизменяемых имен [2, с. 38–50].


Спот, ТИР-корнет, активы Ностро, Брутто-запас – неизменяемые прилагатель­ные и существительные; Кредит В рассрочку, груз Россыпью, перевозка Наливом, оплата Вперед, расчет сталии Вкруговую, Продажа Оптом – наречия; Цена Ниже Номинала, цена Выше Номинала – компаратив; Обязанность Трудиться, Риск Зара­зиться – инфинитив.

С и н т а к с и ч е с к и й к р и т ер и й, в свою очередь, базируется на выявле­нии характера синтаксических отношений и их репрезентации в том или ином виде синтаксической связи, возникающих в составном термине между зависимым и опорным компонентами. Поскольку почти половина анализируемых нами единиц извлекалась из терминографических источников в результате применения синтак­сического критерия, считаем необходимым остановиться на характеристике поня­тия синтаксической связи и отношений более подробно.

Согласно теории синтаксической синтагматики [14, с. 3], компоненты неод­нословного термина находятся друг с другом в определенных смысловых связях – синтаксических отношениях, которые формально выявляются, объективируются синтаксической связью.

В синтаксической традиции выделяется два вида синтаксической связи – со­чинительная и подчинительная. В свою очередь, подчинительная связь делится на согласование, управление и примыкание. Все виды подчинительной связи реали­зуются, объективируются в тех или иных синтаксических отношениях – обобщен­ных смысловых значениях, характеризующих компоненты словосочетания. В рабо­те Е. В. Кротевича «О связях слов» отмечается, что «в пределах словосочетания возможны только четыре вида синтаксических отношений, а именно: атрибутив­ные, объектные, циркумстантивные (обстоятельственные) и аппозитивные» (Цит. по: [1, с. 142]). «Русская грамматика-80» выделяет три вида синтаксических отно­шений, связывающих компоненты словосочетания: а) объектные; б) определитель­ные, включающие в себя собственно определительные (зависимая форма отвечает на вопрос Какой? чей? который?), обстоятельственно-определительные (зависимая форма отвечает на вопросы Как? каким образом? когда? с каких пор? до каких пор? где? куда? откуда? зачем? почему? при каких условиях? И другие вопросы обстоя­тельственных значений) и субъектно-определительные (зависимое слово в форме родительного падежа обозначает производителя действия или носителя состояния, свойства); в) информативно-восполняющие, или комплетивные, отношения [19, с. 18–19]. В своей классификации синтаксических отношений мы будем следовать за «Русской грамматикой-80».

Рассмотрим, какие из отмеченных типов синтаксических связей и отношений возникают между НЗК и другими компонентами терминологических единиц.

Как показывают наши наблюдения, главный и зависимый компоненты анали­зируемых номинаций могут быть связаны двумя видами подчинительной связи – примыканием, что наблюдается в большинстве случаев, и частично управлением.

Вслед за «Грамматикой-70» и «Русской грамматикой-80» при квалификации такого вида синтаксической связи между главным компонентом-именем существи­тельным и НЗК, как примыкание, мы различаем собственно примыкание и падеж­ное (или именное) примыкание [5, с. 489–490, 516; 19, с. 21], основные случаи ко­торого в традиционных грамматиках относятся к слабому управлению (см., напри­мер: [12, с. 347]).

Под собственно примыканием понимается подчинительная связь, при кото­рой в роли зависимого слова выступают неизменяемые слова: наречие, неизменяе­мое прилагательное, инфинитив, компаратив. При примыкании НЗК, выраженных словами перечисленных категорий, к опорному термину существительному возни­кают определительные отношения (см. примеры выше. – Л. К.).


При падежном примыкании к главному слову присоединяется падежная (без предлога или с предлогом) форма имени с определительным значением. Примыкать могут не только отдельные словоформы, но и разнообразные синтаксические кон­струкции, характеризующиеся различной семантикой [19, с. 62–69]. «При именном примыкании возобладавшим оказывается не предметное значение примыкающего имени, а атрибутивное (в широком смысле этого слова) значение самой падежной формы или всей предложно-падежной группы, которая выступает в этом случае как потенциальное наречие или потенциальная “прилагательная форма”» [5, с. 516].

Атрибутивные отношения в целом определяются как отношения, при кото­рых «предмет, явление, действие, состояние, признак определяется со стороны сво­его внешнего или внутреннего качества, свойства, принадлежности» [19, с. 18]. В этом случае неизменяемый компонент-определитель отвечает на вопросы Какой? Чей? Который?

Предварительно отметим, что атрибутивные отношения в кругу анализируе­мых номинативных единиц возникают при падежном примыкании к опорному тер­мину компонентов, выраженных: 1) неизменяемыми существительными нулевого склонения без предлогов и с предлогами: Сумма Инкассо, агент по Инкассо, доход от Роялти И т. д.; 2) аббревиатурами: Задача МОВ, Анализ АБВ, соглашение «АБС» И пр.; 3) нарицательными существительными в различных падежных фор­мах без предлогов и с предлогами: Валюта Аванса, государство Назначения, под­пись Крестом; доверенность Без уведомления, налог Путем вычета, капитал В акциях, вексель К получению, прибыль На бумаге, инвестиции По формуле И т. д.; 4) атрибутивно-именными группами, чаще всего неразложимого типа: Валюта «безопасной гавани», депозит Доброй воли, компания Закрытого типа, кредитор Последней инстанции, представительство Юридического лица, режим Наиболь­шего благоприятствования; 5) предложно-именными группами наречного типа: Проект «Под ключ», торговля С самим собой, сделка «На ночь», осадка «По от­метку» И пр.; 6) именами собственными: Модель Мак-Кинси, постулаты Савори, метод Симплекс, принцип Питера, равновесие Нэша, рейтинг Беста, система Бриша И др.; 7) словами и словосочетаниями, в функционально-ономасиологиче­ском аспекте представляющими собой: а) условные наименования: Контракт «Ам-брелла», облигация «Бульдог», матрица «Стадии рынка – конкретные позиции», принцип аудита «Профессиональная компетентность» И др.; б) профессиональ­ные клише: Приказ брокеру «Стоп», предложение «При условии», индоссамент «Без оборота на меня», допущение «При прочих равных правах» И др.

Собственно примыкание наблюдается и при сочетании в составе термина двух зависимых компонентов, один из которых является неизменяемым словом (наречием или компаративом), а другой – прилагательным или полным причастием, согласованным с опорным компонентом: Заведомо Прибыльный опцион, Излишне Распределенные накладные расходы, Наименее Развитые страны, Полностью Раз­бавленный доход на акцию. В таких случаях наречие или компаратив примыкает к атрибуту исходного составного термина и конкретизирует его в соответствии со сво­им лексическим значением по мере, образу действия (см. примеры выше. – Л. К.), оценке (Хорошо Зарекомендовавшая себя компания, Хорошо Оплачиваемая работа), реже – по времени (Ежедневно Публикуемый курс акций, Ранее Ввезенные товары) и другим обстоятельственным признакам. Обстоятельственные отношения возникают лишь между согласованным атрибутом, относящимся к опорному термину, и неиз­меняемым компонентом, в целом же комплекс «НЗК + прилагательное / причастие» связан с опорным термином атрибутивным, определительным отношением.

Управление как вид подчинительной связи, которая выражается присоединени­ем к главному слову существительного в форме косвенного падежа с предлогом или


Без предлога, чаще всего объективирует разные виды предметных, или иначе объект­ных, отношений. Объектные отношения – это «отношения между называемым в слове действием или состоянием и тем предметом (в широком смысле этого слова), на кото­рый направлено действие или с которым сопряжено состояние» [19, с. 18]. Обращен­ность предмета (собственно предмета, явления, лица) к действию (деятельности, про­цессуальному или непроцессуальному состоянию), направленному на него (на пред­мет. – Л. К.), в языке показана формально: в присловных связях объект выражается косвенным падежом существительного или инфинитивом [Там же].

В кругу анализируемых нами единиц объектные отношения наблюдаются между опорными терминами, выражающими процессуальную семантику, и НЗК, относящимися к нулевому склонению [18, с. 506], а именно: неизменяемыми суще­ствительными иноязычного происхождения, например: Введение Эмбарго, перенос Сальдо, передача Ноу-хау И др.; или же являющимися аббревиатурами в составе та­ких терминов, как Стабилизация ВВП, уплата НДС, раздувание ВНП И др. Опор­ные компоненты таких номинаций словообразовательно соотносятся с глаголами, что и позволяет им сохранять глагольные связи (см. об этом: [19, с. 53]), в частно­сти беспредложное управление род. падежом со значением объекта (см. примеры выше. – Л. К.). Устойчивость глагольных связей сохраняется у отглагольных суще­ствительных и в сфере предложного управления: Информация о Ноу-хау, отказ от Ноу-хау, операция с Контанго И др.

Выше были рассмотрены синтаксические отношения, возникающие между компонентами бинарных терминов, и частично – между компонентами составных терминов, образованных по модели, которую можно описать формулой «наречие + (прилагательное + существительное)». Отмеченные синтаксические отношения ха­рактеризуют и связи НЗК с определяемыми ими словами в составе многокомпо­нентных терминов других моделей, например: Валютные операции «аутрайт», кредитная линия «свинг», доход от операции «кросс-овер», процентная ставка ЛИБОР, бухгалтерский учет по системе ГААП, исправление Ошибочно Сделанных записей, страховая гарантия Твердо Установленного дохода, Предельно Допусти­мый норматив вредного физического воздействия на атмосферный воздух, движе­ние цены Вниз, нулевое движение цены Вверх, стоимость лицензии «ноу-хау»*.

Отметим, что с точки зрения синтаксической структуры составные термины с НЗК представляют собой простые, сложные и комбинированные словосочетания [20, с. 81–82].

Пр осты е словосочетания, составляющие в анализируемом материале оче­видное большинство, образуются на основе подчинительной связи одного типа: примыкания или управления, например: Книга Инкассо, комиссия За делькредере, покупка Оптом, поручение «без потерь».

Сложны е словосочетания возникают на основе двух и более разных под­чинительных связей, исходящих от главного слова: а) согласования и примыкания: Трудовое соглашение Типа «золотой парашют», расширенная оговорка СИФ, ва­лютные операции «форвард»; б) управления и примыкания: Поручение брокеру « по Наилучшей цене», доставка груза На условиях «от двери до двери», продажа това­ров С доставкой, скупка акций Со спекулятивными целями. Наиболее распростра­нены в исследуемой терминосфере сложные словосочетания первого подтипа.

К ом б и н и р ов а н н ы е словосочетания образуются на основе связей, исхо­дящих от разных стержневых слов; зависимое слово в таком словосочетании само является стержневым словом какого-то простого или сложного словосочетания: Коносамент с отметкой «фрахт уплачен» (Коносамент с отметкой И Отметка

Возможные структурные типы составных наименований с НЗК рассмотрены в [10].


«фрахт уплачен»); Акции с опционом «все льготы» (Акции с опционом И Опцион «все льготы») и т. д.

В заключение необходимо отметить, что при определении синтаксических отношений, возникающих между неизменяемым зависимым компонентом и опор­ным именем, следует учитывать обстоятельство, отмечаемое авторами «Русской грамматики», а именно то, что во всех «присубстантивных подчинительных связях – сильных и слабых – на возникающие отношения оказывает непосредственное и сильное влияние предметное значение существительного как части речи: поэтому в отношениях между существительным и любой зависящей от него формой слова всегда присутствует ярко выраженный элемент определительного значения: Приезд начальника – Кого? и чей?; Удар об стену – обо что? и какой? …» [20, с. 55, 59]. Яв­ление осложнения объектного значения определительным наблюдается и в синтак­сических отношениях компонентов большинства из рассматриваемых нами номи­наций: Доход от Роялти От чего? и какой?; Информация о Ноу-хаУ – О чем? и ка­кая?; Цена Ноу-хау Чего? и какая?

Изложенное выше позволяет говорить в целом об определительных, атрибу­тивных отношениях как главенствующем типе синтаксических отношений, сущест­вующих между НЗК и главным компонентом рассматриваемых терминов. Исклю­чение составляют только те случаи, когда НЗК относится к атрибуту – прилага­тельному или причастию – и выражает обстоятельственные значения, а также ред­кие случаи сильного управления, при котором между НЗК – неизменяемым суще­ствительным и опорным термином возникают объектные отношения.

Квалификация отношений НЗК с опорными компонентами терминов как преимущественно атрибутивных, в свою очередь, предполагает последующее ре­шение вопроса о соотношении некоторых типов рассматриваемых НЗК с так назы­ваемыми аналитическими прилагательными, выделяемыми некоторыми учеными в отдельную самостоятельную категорию прилагательных в русском языке. Исходя из этого можно наметить перспективу дальнейших исследований, которая заключа­ется в анализе основных подходов к проблеме неизменяемых (аналитических) при­лагательных, существующих на сегодняшний день в научной литературе, а также детальном рассмотрении отдельных типов примыкающих компонентов – падежных форм и их сочетаний.

Библиографические ссылки

1. Авербух К. Я. Общая теория термина / К. Я. Авербух. – Иваново : Изд. центр «Юнона», 2004. – 252 с.

2. Астен Т. Б. Аналитизм номинации: когнитивное содержание и прагматика неизменяе­мых существительных в русском языке в сравнении с другими славянскими языками / Т. Б. Астен. – Ростов н/Д. : РГЭУ (РИНХ), 2003. – 62 с.

3. Беляев Р. С. Ономасиологический анализ греко-латинских терминоэлементов : авто-реф. дис. … канд. филол. наук : спец. 10.02.15. «Общее языкознание» / Р. С. Беляев. – К., 1990. – 24 с.

4. Васильева Н. В. Греко-латинские элементы в лингвистической терминологии : авто-реф. … дис. канд. филол. наук : спец. 10.02.19. «Общее языкознание» / Н. В. Васильева. – М., 1983. – 16 с.

5. Грамматика современного русского литературного языка. – М. : Наука, 1970. – 767 c.

6. Гринев С. В. Введение в терминоведение / С. В. Гринев. – М. : Московский лицей, 1993. – 309 с.

7. Даниленко В. П. Русская терминология. Опыт лингвистического описания / В. П. Даниленко. – М. : Наука, 1977. – 246 с.

8. Дрезен Э. К. (1936) Научно-технические термины и обозначения и их стандартизация / Э. К. Дрезен // Татаринов В. А. История отечественного терминоведения : в 2-х т. – Т. 1.


Классики терминоведения: Очерк и хрестоматия. – М. : Московский лицей, 1994. – С. 104–165.

9. Казарина С. Г. Типологические характеристики отраслевой терминологии / С. Г. Казарина. – Краснодар, 1998. – 271 с.

10. Ким Л. А. Структурно-семантическая характеристика терминов-неологизмов с неизме­няемым зависимым компонентом (на материале экономической терминологии) / Л. А. Ким // Вісник Дніпропетр. ун-ту. Мовознавство. – 2003. – Вип. 9. – С. 89–93.

11. Кочан Ірина. Динаміка і кодифікація термінів з міжнародними компонентами у сучас­ній українській мові : монографія / Ірина Кочан. – Львів : Видав. центр ЛНУ ім. Івана Франка, 2004. – 519 с.

12. Краткая русская грамматика / под ред. Н. Ю. Шведовой и В. В. Лопатина. – М. : Наука, 1989. – 682 с.

13. Кудашев И. С. К вопросу о формах терминоэлементов и терминов / И. С. Кудашев, А. Д. Хаютин // Лексикология. Терминоведение. Стилистика : сб. науч. тр. – М.–Рязань : Изд-во «Пресса», 2004. – С. 101–107.

14. Кузьмина Е. С. Синтагматика научного текста / Е. С. Кузьмина. – М. : Изд-во УДН, 1986. – 120 с.

15. Лейчик В. М. Терминоведение : предмет, методы, структура / В. М. Лейчик, Л. Бесекирска. – Белосток : Изд-во Белостокского ун-та, 1998. – 180 с.

16. Лотте Д. С. Основы построения научно-технической терминологии : Вопросы теории и методики / Д. С. Лотте. – М. : Наука, 1961. – 157 с.

17. Новодранова В. Ф. Еще раз о статусе терминоэлемента / В. Ф. Новодранова // Терми-новедение. – 1994. – Вып. 1. – С. 46–47.

18. Русская грамматика : в 2-х т. / гл. ред. Н. Ю. Шведова. – Т. 1. – М. : Наука, 1980. – 784 с.

19. Русская грамматика : в 2-х т. / гл. ред. Н. Ю. Шведова. – Т. 2. – М. : Наука, 1980. – 710 с.

20. Werner F. Cl. Wortelemente lateinisch-griechischer Fachausdrucke in der Biologie, Zoologie und vergleichenden Anatomie / F. Cl. Werner. – Leipzig, 1956.

21. WЬster E. Einfuhrung in die Allgemeine Terminologie und Terminologische Lexicographie / E. Wьster. – Wien – New York, 1979. – S. 1–2.

Надійшла До Редколегії 20.03.10


УДК 811.133.1

Похожие статьи