Головна Філологія Мовознавство СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ РУССКИХ ПРИДАТОЧНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ АМПЛИФИКАТИВНОГО СТРОЕНИЯ
joomla
СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ РУССКИХ ПРИДАТОЧНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ АМПЛИФИКАТИВНОГО СТРОЕНИЯ
Філологія - Мовознавство

И. И. Дяговец Донецкий институт социального образования

Зроблено спробу виявити типологічну Картину Мовних одиниць, що формувались На Основі синтаксичного процесу ампліфікації. Виділено Два Типи Таких Побудов; У I-му Типі ви-Окремлено 3 Підтипи, У II-му – 8 Підтипів.

Предпринята попытка выявить типологическую картину языковых единиц, сформировавшихся на основе синтаксического процесса амплификации. Выделено два типа таких кон-струкций; в I-м типе выделено 3 подтипа, во II-м – 8 подтипов.

An attempt to find out the typology picture of linguistic units which were formed on the basis of syntactic process of amplification is done. Two types of such constructions are selected; in the 1st type 3 subtypes are selected, in the second one – 8 subtypes.

Семантические типологии – дело всегда чрезвычайно трудное и зачастую проигрышное. Тому есть, по крайней мере, две причины: 1) слишком разнообразна, а потому и чересчур сложна, инфор-мативная база формирования грамматических значений, лежащих в основе любых семантических интерпретаций; названное разнообразие и вытекающая из него сложность до конца ещё не исследо-ваны наукой, что не позволяет найти оптимальные критерии изучения синтаксических явлений; 2) на сегодняшний день синтаксическая наука располагает незначительным опытом семантических иссле-дований, поэтому полагаться только на семантические показатели как на оптимальный инструмент вскрытия глубинных свойств синтаксических объектов русского языка пока что преждевременно.

В этой связи представляется не совсем удачной и опрометчивой попытка построить «Русскую грамматику-80» на приоритете семантических оснований. Это привело к тому, что РГ-80 представила массовому читателю (а и на него рассчитаны издания подобного рода) отвлечённый, абстрактивный образец публицистической, научной схоластики, которую даже специалисты не всегда понимают, так что, несмотря на весьма солидную теоретическую базу и не менее солидный экземплификационный антураж, для массового пользования сей труд оказался практически непригодным, превратившись в справочное пособие для профессионалов не слишком узкого круга лиц. Видимо, составители РГ-80 понимали это и, чтобы хоть как-то нейтрализовать негативные последствия, издали «Краткую рус-скую грамматику-1989».

В основу предлагаемой семантической типологии положен принцип наличия в придаточных частях амплификативной структуры эксплицированного грамматического значения, что во многом гарантирует полный учёт при лингвистическом анализе всех особенностей анализируемого объекта, имманентно присущих ему от природы. Кроме того, указанная эксплицитация препятствует привне-сению в такой анализ всего подразумеваемого в синтаксическом объекте, особенно той информации, которой вообще нет [1].

Семантическая типология амплификативных придаточных построений вытекает из их конст-руктивных [2] потенций. И в этом плане выделяются две большие группы (типы) озвученных здесь придаточных: I) семантика всей амплификативной конструкции задаётся присвязочным компонен-том, который структурно прикрепляет к себе типичные придаточные предложения. В качестве при-связочных компонентов выступают деепричастные и причастные обороты, либо одиночные деепри-частия или причастия. Формально данный семантический тип придаточных предложений внешне на-поминает каркас сложноподчинённого предложения (СПП), но лишь напоминает, а не является тако-вым; II) языковая семантика второго семантического типа опирается на структуру главной части, а амплификатор (расширитель) вносит в придаточное построение какие-либо субсидиарные характери-стики временнуго, количественного, качественного, пространственного и др. планов.

Однако прежде чем перейти к лингвистическому анализу манифестационных реалий амплифи-кативного строения, необходимо остановиться на уточнении значения некоторых терминов, исполь-зуемых в данной статье. Следует отметить, что подавляющее большинство их соответствует тому значению, которое предписывает им «Словарь» О. С. Ахмановой [3], и лишь некоторая часть терми-нологического инструментария всё же нуждается в уточнении своего значения.

© Дяговец И. И., 2008


Амплификация – это синтаксический процесс «увеличения протяжённости» синтаксической единицы, понятно, что это увеличение за счёт контаминирования модально-временных планов «скрещивающихся» компонентов. «Амплификатор» = «расширитель», тот самый компонент, кото-рый увеличивает синтаксическую единицу.

Контаминация – тоже языковой процесс в синтаксисе, при котором происходит то, что в лин-гвистике называют семантическим видоизменением соединяющихся языковых компонентов, в ре-зультате которого происходит перераспределение их семантических функций.

Манифестация = реализация.

Семантика Вскрывает смысловую сторону языковой единицы, а сам «смысл» – это её «содер-жание». Значение Как термин заключает в себе отражение денотата (предмета действительности) в сознании реципиента, опираясь на общепринятые, узуальные лингвистические правила идентифика-ции единиц. Это отражение становится фактом языка, его субстанцией, благодаря установлению по-стоянной и неразрывной связи с определённым звучащим комплексом звуков.

В термин Темпоральность Вложено обыкновенное грамматическое значение времени.

Понятие Типологии В нашем понимании синонимична понятию «классификация».

Итак, приступим к описанию манифестационных реалий I-го семантического типа амплифика-тивных придаточных построений.

Амплифицируясь, придаточные увеличиваются структурно, но параллельно с этим увеличива-ется и их семантический объём, а деепричастные и причастные обороты, привязывая к себе прида-точные построения, привносят в них грамматическое значение времени, которое становится домини-рующим во всей амплификативной конструкции и которое усиливает темпоральную «начинку» всего СПП. Вот почему весь I-й тип исследуемых конструкций назван здесь темпоральным. В нём чётко выделяется 3 семантических подтипа: Определительный, изъяснительный И Целевой.

1. Темпорально-определительные придаточные Выражают грамматическое значение времени в контаминации со значением определительности (качественности, атрибутивности). Деепричастные и причастные обороты, прикрепив к себе придаточные предложения, сразу получают функции струк-турных компонентов амплификативной конструкции, контаминируя при этом свою семантику време-ни с атрибутивным значением придаточного. Одновременно с этим обороты реализуют двойные син-таксические связи – влево от себя и вправо, если оборот находится либо в препозиции по отношению к главной части, усиливая тем самым и предикативность всей конструкции, и её синкретичные воз-можности. Напр.: 1) Но взглянув на окна третьего этажа, которые относились к квартире Денисо-вых, и увидев, что все они тёмные, она решила идти по лестнице со двора (В. Кочетов). 2) Тогда мать, улучив время, когда мужчины ушли на работу, приехала сама (В. Санин). 3) Тревогу, грани-чившую с паникой, которая охватила противника из-за появления в этом районе советской подвод-ной лодки, мы могли считать хотя бы частичной победой (В. Ф. Трибуц).

В первом примере деепричастный оборот «взглянув на окна третьего этажа», Структурно привязав к себе придаточное определительное «которые относились к квартире Денисовых», Сфор-мировал вместе с придаточным новую конструкцию – некое подобие СПП.

Однако не конструктивная сторона новообразования сейчас интересна для нас, а его семантика, она у оборота – временнбя, тогда как у придаточного – определительная. В денотате обе эти семанти-ки практически несовместимы, но вот в грамматически сложных и усложнённых конструкциях, как в нашем случае, где языковые допущения возможны в силу абстрагированности составляющих компо-нентов, такое совмещение состоялось, чему во многом способствовало то, что вторая семантика вы-текает из первой, деепричастной, семантики, – но вытекает не как лингвистически облигаторное следствие, а как относительно самостоятельная семантика, вытекающая из структурных связей между компонирующими элементами амплификативного построения.

В данном случае определительность как грамматическое значение возникает спорадически на основе внешней ассоциативной [5] (не парадигматической) связи или связей латерально-контекстных [6], так что прямого, непосредственного отношения к грамматическому значению времени она (опре-делительность) не имеет, связь эта является чисто синтаксической.

Второй компонент «увидев, что все они тёмные» Строится по аналогичной структурной моде-ли, где главенствующую роль играет деепричастный оборот, соединяя в единую синтагматическую цепь средства выражения деепричастного значения времени со значением изъяснительности из при-даточного построения примерно так, как это было в первой синтаксической ситуации.

Именно такие построения закладывают фундамент семантического синкретизма всей сложной или усложнённой конструкций.

Во второй и третьей экземплификациях складывается грамматическая ситуация, аналогичная ситуации в первом примере.


2. Темпорально-изъяснительные структуры Во многом напоминают предыдущий семантиче-
ский подтип. Во всяком случае, структурация у них изоморфна, но различаются они семантически:
если в темпорально-определительных семантика временных новообразований играет ведущую роль и
вместе с ведомыми ею значениями закладывает семантический фундамент всей усложнённой конст-
рукции, то в новом подтипе ведущая семантика времени несколько ослабевает и включается в общую
семантику всей конструкции на паритетных началах. Этому обстоятельству способствует и тот факт,
что в качестве амплификатора, расширяющего структуру придаточного и вместе с этим и его семан-
тику, выступает не оборот, а одиночное деепричастие или причастие. Напр: 4) Изварин подолгу бесе-
довал с Григорием, и тот, чувствуя, как вновь зыбится под его ногами недавно устойчивая почва,
переживал примерно то же, что когда-то переживал в Москве, сойдясь в глазной лечебнице Снеги-
рёва с Гаранжой
(М. Шолохов) 5) Она свалилась как снег на голову, и доктор Клебе заволновался,
испугавшись, что она так же внезапно исчезнет
(К. Федин).

Семантика всей шолоховской конструкции формируется на основе четырёх структурно-семантических компонентов: 1) «Изварин подолгу беседовал с Григорием»; 2) «и тот переживал примерно то же»; 3) «чувствуя, как вновь зыбится под его ногами недавно устойчивая почва»; 4) «переживал примерно то же, что когда-то переживал в Москве, сойдясь в глазной лечебнице Сне-Гирёва с Гаранжой».

Только два из этих четырёх компонентов амплифицированы (расширены) одиночным деепри-частием (№ 3) и деепричастным оборотом (№ 4), причем амплификаторы выполняют разные конст-руктивные функции: в № 3 расширитель выполняет роль главного учредителя этой части всей конст-рукции, а в № 4 оборот вклинился в структуру придаточного, присовокупив свою информацию (се-мантику) к семантике придаточного. Компоненты № 1, 2 и I-я часть № 4 передают описательную се-мантику информационного характера. № 3 и II-я часть № 4 представляют семантику времени, сфор-мированную процессом амплификации, при этом она совмещается с изъяснительным значением и очень слабо выраженной определительной семантикой.

Тесно «спаянная» синтаксическими связями и отношениями, семантика шолоховской конст-рукции прочно удерживает свой синкретичный характер, стойко перенося «вторжение» амплифика-тивной семантики, обогащаясь её информацией.

3. Темпорально-целевые Совмещают грамматическое значение времени в амплификаторе со
значением цели в зависимой части. При этом временнбя семантика мыслится как реальная данность,
существующая ради определённой цели. Напр.: 6) … размашисто заключил паренёк и, нахлобучив
шапку до бровей, чтобы высвободить на всякий случай руки, медленным взором обвёл аудиторию
(Л. Леонов). 7) Дети, стоявшие на деревянных ящиках, чтобы достать до стульев, на которых вы-
тачивали снаряды, были маленькими Таркиными
(Е. Евтушенко).

Амплификатор в № 6 – «нахлобучив шапку до бровей» – очень сложный языковой механизм. С одной стороны, он выражает добавочное действие – «нахлобучив», А с другой, это действие скрыто заключает в себе значение цели – «высвободить руки». Но эта цель из-за своего имплицитного, ла-тентного характера устремляется в ирреальное пространство. Чтобы этого не допустить, амплифика-тор меняет латентный характер цели на эксплицитный формат и вбрасывает её в общую конструк-цию, превращая последнюю из осложнённого построения в сложное.

Темпорально-целевые построения могут иметь по два и больше амплификатора. В этом случае значение времени, идущее от амплификатора, может отсутствовать совсем, заменено другим грамма-тическим значением, а может проявляться слабо, неярко. Тогда семантика придаточного ведет себя свободнее не только по отношению к главной части, но и по отношению к деепричастному или при-частному оборотам, которые, являясь структурными компонентами главной части, проявляют силь-ное тяготение к придаточным, то есть фактически выполняют двойные функции. Это конструкции типа 8) Как хочется жить, не печалясь, друг другу улыбки даря, чтоб все на планете встречались, «Салют!», как пароль, говоря (Б. Сабилов).

Таким образом, в I-м семантическом типе амплификативных придаточных предложений, соз-дающихся внешними распространениями, доминирует подтип темпоральных построений. Они, кон-таминируясь с другими значениями – атрибутивности, изъяснительности и цели, не только форми-руют семантический синкретизм указанных придаточных, но и устойчиво поддерживают его, синкре-тизма, функционирование.

Во II-м семантическом типе рассматриваемых структур, формируемых внутренним распро-странением, обнаруживается несколько подтипов, основными среди которых являются следующие:

1. Определительно-временные Возникают в результате вклинивания амплификатора в струк-туру придаточного определительного предложения. Синтаксическая роль такой экспансии сводится к выполнению функций распространителя обстоятельства времени в придаточном предложении, вер-нее, не самого обстоятельства – его может и не быть в предложении, – а временнуго значения, при-


Сущего всему придаточному построению. Напр.: 9) Наташа увидела этого человека, когда схватила с раскалённого листа железа баклажан с обугленной шкуркой, который, сочно хлопнув, выбросил белую мякоть (И. Герасимов). 10) Зато знали другое, вполне очевидное, что, прорвав немца, уже пя-тые сутки идём вперед по двенадцать-пятнадцать километров в день и что немцу приходится пло-хо (К. Симонов).

Здесь, в экземплификации № 9 придаточное «который … выбросил белую мякоть», Завися от предыдущего придаточного, «когда схватила с раскалённого листа железа баклажан с обугленной шкуркой», унаследовало от него общее грамматическое значение времени, усиленное временным значением самого амплификатора, присовокупившего к основному грамматическому значению при-даточных свою семантику – временные значения предшествования (Ещё не создана некрасовская песня, которая бы, возникая на почве повседневной жизни, поэтизировала её и делала эстетически общезначимой (Н. Н. Скатов), одновременности (Ещё в детстве он обижался на отца, который, уходя на работу, брал его с собой (В. Ярмак), последования (Мы взобрались на гору, с которой от-крывался чудесный вид, рождая в душе чувство успокоенности (Е. Суворов).

Определённо-временные амплификативные построения – это наиболее распространённый под-тип среди единиц II-го семантического типа.

2. Атрибутивно-качественный подтип. Особенность его в том, что он выражает семантику
качественности весьма оригинально – как бы в два яруса. Амплификатором служит чаще всего при-
частный оборот (но не одиночное причастие). Напр.: 11) Эту историю он впоследствии изложил
стихами, в которых излил свои переживания и воздал напоследок хвалу доктору, не оказавшемуся
гордецом
(А. Бек). 12) В грязной и разломанной телеге, которой правил казак, накрывшийся прелым
тулупом, сидели трое с замотанными головами, с подвязанными руками
(А. Н. Толстой).

Как видим, в примере 11 придаточное определительное, презентуя качественность одного из компонентов главной части (I ярус выражения), привязывает к себе причастный оборот, который то-же выражает качество структурного элемента, но уже из самого придаточного (II ярус).

Что же касается примера 12, то он ярко свидетельствует, что одиночные причастия не являются амплификаторами, поскольку функционально они «действуют» исключительно в рамках внутреннего расширения и никак не затрагивают предикативную основу всей конструкции.

3. Темпорально-временные Базируются на выражении значения «времени во времени», когда
придаточное со значением времени амплифицируется локализованным значением тоже времени.
Напр.: 13) На грубоватом, под стать голосу, лице Толстунова не выразилось никакого удивления,
когда, оглядев командиров, он не нашёл среди них ни Заева, ни Панюкова
(А. Бек). 14) На следующий
день после обеда, когда низкое солнце, перевалив зенит, стало заглядывать в окна и в комнатах рас-
селился тот особенно приятный зимний свет, которому, возвращаясь домой, радуешься уже с
Поро-
Га, Вилена, облокотившись на подоконник, смотрела на улицу (В. Сукачёв).

Амплификации здесь подверглись придаточные временные предложения. Расширение про-изошло путём вклинивания (вторжения) в структуру зависимых, подчиняющихся построений дее-причастных оборотов «оглядев командиров» И «перевалив зенит» Со значением времени. Однако эта семантика и по значимости её в общей структуре конструкций и по своему объёму не только значи-тельно уступает временнуму значению придаточных, но, что главное, грамматически зависит от него – вот отсюда и получается «время во времени».

4. Причинно-временные – это обычные придаточные предложения причины, осложнённые значением времени, привносимым в их семантику полупредикативным оборотом. Напр.: 15) В опе-ративном отделе они все его звали Толей и за молодость лет и из хорошего отношения к нему, по-тому что, приходя в оперативный отдел с разными поручениями командующего, Евстигнеев никогда не стремился подчеркнуть своё адъютантское положение (К. Симонов).

5. Изъяснительно-временные Формируются путём осложнения временным значением обыч-ных изъяснительных придаточных предложений. Это синтаксические единицы типа 16) Курнаков докладывает, что его усиленная разведка, пройдя полтора километра, встретилась с передовыми частями шестьдесят седьмого корпуса (К. Симонов) 17) Предполагалось, что, получив наконец лёт-ные, Тюленев вспомнит о старых долгах (М. Галай).

6. Следственно-временные Выражают результирующее следствие, осложнённое значением
времени. Напр.: 18) У него онемели ноги и изменилась походка, так что однажды, идя по коридору,
он споткнулся и упал вместе с подносом, на котором была ветчина с горошком
(А. Чехов) [9].

7. Темпорально-качественные (определительные) – Они, сохраняя главное, ведущее значение,
осложняются качественным значением, привносимым причастными оборотами, а также построения-
ми предложенческого формата, несущими значение атрибуции. Напр.: 19) Недели через две, когда
сотня, измученная длительным маневрированием, расположилась в местечке Заборонь, из штаба
полка прискакал сотенный командир, подъесаул Полковников
(М. Шолохов).


8. Амплификативные придаточные конструкции Со значением образа действия осложняют-ся разными временными значениями, привносимыми полупредикативными оборотами. Напр.: 20) И тот повернулся кругом, пошёл, но пошёл так, словно сейчас, идя по ходу сообщения спиной к немец-ким танкам, продолжает смотреть на них, туда, в поле (К. Симонов).

Итак, размеры статьи не позволяют вскрыть всю глубину семантики тех нетипичных придаточ-ных построений, что образованы действием весьма активного синтаксического процесса амплифика-ции. Даже эти визуальные наблюдения над ними показывают или дают повод полагать, что 1) семантика построений, условно названных здесь амплификативными построениями, чрезвычай богата по смыслу, но 2) страдает однообразием средств её (семантики) выражения, отчего многие ам-плификативные построения расширяют свой структурный каркас (а отсюда и свою семантику) при помощи одних и тех же грамматических средств расширения (амплификаторов).

Простые предложения, оказавшись в положении зависимых (придаточных) компонентов слож-ной или усложнённой синстаксической единицы, из своей изначальной семантики теряют коммуни-кативность, вернее, её самостоятельность, однако из самого процесса коммуникации не выпадают, принимая участие в нём через посредство всей сложной конструкции как косвенный участник обмена мыслями.

Выделенные здесь типы амплификативных построений имеют синкретичную семантику и «изъявляют» готовность к парцелляции.

Статья не преследовала цели точной идентификации абсолютно всех построений – ставилась иная цель: установить сам факт способности амплификативных единиц к классификации. Мы выяви-ли, что они поддаются типологической обработке и на уровне семантики, что свидетельствует о сис-темной организации таких единиц, несмотря на их статус единиц нетипичного синтаксиса.

Библиографические ссылки и примечания

1. «Подразумеваемое» при лингвистическом анализе следует отличать от вербально присутствующей в син-таксическом объекте имплицитной информации, в противном случае рискуем получить искажённую кар-тину анализируемого. Чтобы избежать этого, необходимо опираться на реальную данность синтаксическо-го объекта, а она практически всегда подскажет, сколько и какой имплицитной информации заложено в языковой единице, то ли в латентном формате, то ли в лакунарном.

2. А не из логических или тем более психологических возможностей самих лингвообъектов. Об этом преду-преждают и [3], и [4].

3. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов / О. С. Ахманова. – М., 1966.

4. Бабайцева В. В. Русский язык : Синтаксис и пунктуация / В. В. Бабайцева. – М., 1979.

5. Под внешней ассоциативной связью здесь понимается мысленное соединение лингвистических объектов на основе а) сходства, либо б) единовременности, либо в) смежности или г) противоположности с целью характеризации одного из анализируемых языковых объектов.

6. Это связи, что возникают попутно в процессе анализа и прямого, непосредственного отношения к анализи-руемому лингвообъекту не имеют, а характеризуют его косвенно. Возникают такие связи не как облигатор-ные, и даже не как факультативные, а как попутные.

7. Придаточные предложения цели устойчиво демонстрируют одну свою закономерность: их сказуемые все-гда выражают грамматические значения часто в плоскостном формате – настоящего и будущего времён, но никогда не приобретают значения прошедшего времени. Однако значения первых двух времён манифести-руются в речи исключительно формами прошедшего времени. Получаются отношения наподобие отноше-ний обратной пропорциональности в математических структурах. В схеме это выглядит примерно так:

Значение настоящего, будущего и Семантика цели

Прошедшего времени

Выражение целевой семантики

Формы прошедшего, будущего и

Настоящего времени

Эту закономерность условно можно назвать парадоксом целевых (предложений). Объяснение находится в следующем: во-первых, придаточные цели «заряжены» сильной дозой сослагательности, материализо-ванной частицей «бы», находящейся в составе целевого союза «чтобы». Присутствие сослагательности как бы нейтрализует значение реальности действия, как бы «снимает» эту реальность, что само по себе препят-ствует приобретению значений настоящего и будущего времени в прямом использовании и вынуждает пользоваться плоскостным вариантом данных времён (см. об этом в: [8, с. 200]); во-вторых, глагол в форме прошедшего времени, потеряв собственное значение, способен выражать только ирреальные действия [там же], наиболее подходящие для презентации целевых отношений.

Никитевич В. М. Грамматические категории в русском языке / В. М. Никитевич. – М., 1963. Попутно отметим, что во многих случаях, когда придаточные амплифицируются с осложнением своей се-мантики значением времени, то зачастую такое осложнение сопровождается темпоральными конкретизато-рами, в качестве которых выступают отдельные словоформы или даже словосочетания с темпоральной се-мантикой то ли прямого выражения, то ли опосредованного. В роли таких конкретизаторов чаще всего вы-


Ступают наречия, способные лексически выражать значение времени типа «однажды», «завтра», «утром», «сегодня» и т. п. Однако «чаще всего» ещё не означает «всегда» или «обязательно», то есть это признак не-облигаторного характера, а во многом субсидиарный, поскольку в выражении грамматического значения времени участвуют и другие конструктивные средства, не имеющие прямого отношения к процессу ам-плификации.

Надійшла До Редколегії 12.02.08


УДК 811.161.1’373. 7