Головна Філологія Мовознавство ПРОБЛЕМЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ОМОНИМИЧНЫХ АФФИКСОВ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ИНОСТРАННОГО
joomla
ПРОБЛЕМЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ОМОНИМИЧНЫХ АФФИКСОВ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ИНОСТРАННОГО
Філологія - Мовознавство

О. Е. Козлова Днепропетровский национальный университет им. Олеся Гончара

Розглядаються проблеми, Пов’Язані з вивченням російських омонімічних афіксів При Викладанні російської мови Як Іноземної.

Рассматриваются проблемы, связанные с изучением русских омонимических аффиксов в процессе препода-вания русского языка как иностранного.

Problems, related to the study of the Russian homonymic affixes at teaching Russian as foreign, are examined.

Хотя давно признано, что явление омонимичности (то есть совпадение формы при различии содержания) достаточно универсально и охватывает различные ярусы языка, внимание лингвистов традиционно сосредоточивалось на лексических омонимах и на омонимии как лексико-семантической категории [см.: 1; 2, с. 435; 6 и др.]. Даже когда речь идёт о так называемой словооб-разовательной омонимии, обычно рассматриваются лексические единицы, получившие одинаковую форму в результате словообразовательных процессов (ср.: Наметить план → наметка плана И На-метать шов → наметка шва) [5]. Тем не менее и сегодня специалисты в области лексикологии признают, что методология описания и методика различения омонимов всё ещё не могут считаться достаточно разработанными [6, с. 3].

Между тем на аффиксальном уровне идентичность формы при различии словообразовательно-го или грамматического значения единиц встречается ничуть не реже, чем на уровне лексическом. Так, омонимичными нередко бывают окончания разных падежей существительных и прилагательных (достаточно вспомнить набор словоформ единственного числа субстантивов женского рода типа Ночь, соль). Но если морфологическая парадигма имени ограничена и легко обозрима, а понимание грамматической семантики флексии определяется умением правильно поставить падежный вопрос (Ждать чего? – ночи, думать о чём? – о ночи И т. д.), то дифференциация омонимичных значений идентичных по звучанию деривационных аффиксов обычно вызывает значительные трудности у лиц, изучающих русский язык как иностранный (ср.: Капиталец – зубец – сюжетец; соусник – свеколь-ник – орешник – булочник И др.).

Именно поэтому мы ставим перед собой задачу – выяснить, существуют ли критерии, позво-ляющие определить, в каком из нескольких значений выступает аффикс в конкретном слове и каковы возможности применения таких критериев при изучении русского словообразования иностранцами.

В самом общем виде ответ на интересующий нас вопрос сформулировал ещё В. В. Виноградов, который отмечал, что «омоморфемность словообразовательных элементов определяется коренным различием функций существующих морфем и разнородностью правил или законов их сочетаемости с другими морфемами в структуре слова» [1, с. 301]. Следует признать однако, что, несмотря на ряд важных работ в области русской словообразовательной семантики, появившихся за последние деся-тилетия, сформулировать законы валентности аффиксов так и не удалось, поэтому исследователи и авторы учебников обычно указывают лишь на определённые ограничения, влияющие на сочетае-мость аффиксов с тем или иным кругом основ [7].

Не случайно, конечно, в морфемных словарях, научных грамматиках русского языка и трудах лингвистов нередко по-разному проводится граница между семантическими вариантами и омони-мичными значениями одних и тех же словообразовательных морфем, выделяется разное количество омонимичных аффиксов и по-разному квалифицируется их семантика, что хорошо видно при сравне-нии характеристики суффиксов -ец - И -ник - В «Словаре служебных морфем русского языка» Г. П. Цыганенко, в монографии И. Г. Милославского «Вопросы словообразовательного синтеза» и в «Русской грамматике»-80.

Так, в «Словаре служебных морфем» выделены три омонимичных суффикса -ец-. Указывается, что с помощью первого образуются названия лиц мужского пола от имён существительных, прилага-тельных и глаголов (Горец, мудрец, гребец); второй суффикс -ец - Образует названия неодушевлённых предметов «по их назначению, материалу, качеству» (Резец, рубец), а третий придаёт существитель-

© Козлова О. Е., 2008


Ным уменьшительно-ласкательный (Братец, морозец) Или уменьшительно-уничижи - тельный оттен­ки (Капиталец, подходец И др.) [8, с. 69].

И. Г. Милославский выделяет два омонимичных суффикса -ец-, Первый из которых имеет зна­чение уменьшительности, а второй - инвариантное значение лица, модифицирующееся в зависимо­сти от семантики и грамматических свойств производящих основ [3, с. 113]. Однако учёный не рас­сматривает суффикс -ец - С семантикой неодушевлённого предмета, хотя и отмечает существование небольшой группы слов, где этот суффикс не обозначает лица [3, с. 113].

У суффикса -ник - «Словарь служебных морфем» Г. П. Цыганенко фиксирует пять омонимич­ных значений: 1) лицо мужского пола (Защитник, высотник), 2) Орудие труда ( Запашник), 3) пред­мет (Градусник), 4) заросли кустов, трав (Ельник), 5) помещение для животных Коровник) [см.: 8, с. 97-98].

И. Г. Милославский уделяет основное внимание особенностям выражения суффиксом -ник-Семантики лица. Так, отглагольные производные, как отмечает исследователь, могут обозначать лиц, которые: а) просто выполняют действия (Баловник), Б) профессионально выполняют действия ( Под­рывник), В) интенсивно выполняют действия (Труженик), Г) являются объектами действия От­ставник) [см.: 3, с. 82-85]. Семь вариантов значения лица И. Г. Милославский выделил у отсубстан-тивных существительных с суффиксом -ник (лицо, которое профессионально занимается предметом (Рыбник), Просто или больше, чем принято, занимается предметом (Грибник, ябедник), Лицо, которое работает, служит, учится там, где названо производящим (Школьник) И др.) [см.: 3, с. 83-84].

Что касается «Русской грамматики»-80, то она рассматривает слова с суффиксами -ец - И -ник- В нескольких разделах, посвящённых образованию существительных, что затрудняет поиск сведений о семантике этих морфем [см.: 4, с. 142, 145, 168, 169, 183, 185 и др.]. Для иностранцев задача понима­ния слов с омоморфемами осложняется ещё и тем, что в толковых словарях производные лексемы фиксируются нерегулярно, поскольку синтез их значения для носителей русского языка трудностей, как правило, не представляет.

Очевидно, что те критерии омонимичности, которые используются в лексикологии по отноше­нию к словам, далеко не всегда можно применить на аффиксальном уровне, хотя бы потому, что сло­во и морфема существенно отличаются друг от друга. Тем не менее для деривационных формантов, как и для слов, важнейшим показателем омонимичности является различная валентность. Примени­тельно к аффиксам это означает способность сочетаться с разными видами производящих основ, ко­торые отличаются характером лексического значения или частеречной принадлежностью [см., напр.: 3, с. 113-114].

Проведённый нами анализ показал, что различия в сочетаемости омонимичных аффиксов про­являются достаточно разнообразно и могут быть обусловлены не только грамматическими и семан­тическими, но и фонетическими особенностями производящих основ, а в отдельных случаях диффе­ренцировать словообразовательные значения омоморфем помогает не характеристика основы, а тип окончания производного слова.

Так, например, суффикс -чик Выражает значение лица и является алломорфом суффикса -щик
Только в позиции после конечных Д, Основы (Переводчик, буфетчик, рассказчик, разнос-

Чик, перебежчик И т. д.). В остальных случаях суффикс имеет уменьшительно-ласкательное значе­ние (Коридорчик, диванчик). Этот признак позволяет иностранным учащимся различать семантику однокоренных слов типа Барабанчик - барабанщик, трамвайчик - трамвайщик И др.

Встречаются случаи, когда формант выражает разные значения в зависимости от нали­чия / отсутствия в финали производящей основы определённых морфонологических явлений. Напри­мер, суффикс -к(а) При наличии в русском языке однокоренного названия лица мужского пола прида­ёт производному значение женскости (Москвич - москвичка, испанец - испанка, гражданин - гра­жданка И др.). От нескольких названий лиц мужского пола образуются существительные с другой семантикой (например, Матроска, пилотка И некоторые другие), а с названиями лиц мужского пола Грек, горец, кореец, индеец Формально могут соотноситься не одно, а два однокоренных существи­тельных с суффиксом -к(а): Гречка - гречанка, горка - горянка, корейка - кореянка, индейка - ин­дианка. Значение женскости суффикс в этих парах выражает только после интерфикса -ан - (ср.: Перу-Ан-ец - перу-ан-ка), Хотя во всех других случаях в современном русском языке параллельные произ­водные с интерфиксом и без интерфикса имеют одинаковую семантику (Мефистофельский - мефи-стофел-ев-ский, сицилиец - сицили-ан-ец).

Формальным показателем значения суффикса может быть и тип следующего за ним окончания, указывающего на частеречную принадлежность слова. Например, суффикс -ист - Перед нулевым окончанием (следовательно, у существительных мужского рода) всегда имеет значение лица (Футбо­Лист (Ø), массажист (Ø)), Тогда как перед окончаниями имён прилагательных суффикс -ист - Вы­ражает значения, которые модифицируются в свою очередь в зависимости от принадлежности произ-


Водящего к той или иной части речи. Так, если производящим является имя существительное, то про­изводные с этим суффиксом выражают словообразовательное значение «имеющий (содержащий) в большом количестве то, что названо корнем» (Тенистый, пятнистый, глинистый).

Присоединяясь к основам прилагательных, суффикс -ист- Придаёт производным семантику «похожий на то, что названо корнем» (Мучной → мучнистый, шёлковый → шелковистый). Такое же словообразовательное значение имеют и прилагательные Золотистый, серебристый, зерни­стый, ершистый, Которые по формальному признаку (мотивация существительным) должны были бы входить в предыдущую группу.

Наконец, сочетаясь с основами глаголов, суффикс -ист - Образует прилагательные с семантикой «склонный к действию, названному производящим» (Задиристый, надрывистый И др.).

Совершенно разные значения в зависимости от валентности выражает и суффикс прилагатель­ных -оват-. От основ качественных адъективов с его помощью образуются производные с семанти­кой «низкая степень проявления признака, названного производящим» (Красноватый, бледнова­тый). Присоединяясь к основам существительных, суффикс -оват - Выражает другой тип значения -«похожий на то, что названо корнем»: Мешок → мешковатый, крючок → крючковатый.

Наибольшие трудности при изучении русского языка как иностранного возникают при диффе­ренциации семантики омонимичных аффиксов, сочетающихся с основами одной и той же части речи. Иногда в таких случаях можно ориентироваться на то, к какой лексико-семантической группе отно­сится производящее. Например, суффикс существительных -ин(а) Имеет значение «мясо» только при соединении с основами, называющими животных (Баранина, конина). Если мотивирующим является существительное, обозначающее совокупность предметов, то суффикс в производном выражает се­мантику единичности (Картофелина, изюмина). Сочетаясь с основами конкретных существитель­ных, суффикс -ин(а) Привносит в производные значение увеличительности (Домина, дурачина). Вме­сте с тем отличить такие существительные от притяжательных прилагательных женского рода типа Дядина, тётина Иностранцам нередко удаётся только в контексте.

Сложность изучения аффиксальных омонимов заключается и в том, что многие словообразова­тельные морфемы, развив ряд разных значений, сохранили исторически присущую им валентность с определённым типом основ. Так произошло, например, с суффиксом -тель, Который присоединяется только к основам глаголов, но, кроме первичного значения лица (Учитель, создатель), Приобрёл се­мантику «орудие действия» (Смеситель, выключатель), Вещества (Окислитель, проявитель), По­мещения (Вытрезвитель).

Иногда в таких случаях выявить значение суффикса помогает понимание лексической семанти­ки производящего. Например, суффиксы существительных мужского рода выражают значение лица в сочетании с основами тех прилагательных и глаголов, которые называют признаки и действия людей:

Учить → учитель, торговать → торговец, шутить → шутник, мудрый → мудрец, добрый → до­бряк И под.

Однако и ориентация на семантику производящего слова при синтезе значения производного в ряде случаев оказывается малопродуктивной, так как некоторые признаки (например, цвет, время и место) могут быть положены в основу номинации множества объектов и явлений действительности (Беляк, желток; ночник, утренник; подорожник, пограничник И др.). Труднопредсказуемые зна­чения всё чаще появляются и у производных, мотивированных глаголами, называющими трудовые процессы, поскольку те физические действия, которые раньше производились людьми, сегодня меха­низируются и автоматизируются (напр.: Копнить → копнитель «сельскохозяйственная машина, со­бирающая сено в копны»; Окучить → окучник «сельскохозяйственное орудие для окучивания расте­ний»).

Особое внимание следует уделять тому, что русские омонимичные аффиксы нередко сочетают­ся с основами не только одной и той же части речи, но и одной и той же лексико-семантической группы, создавая ряды похожих по структуре слов с совершенно разными словообразовательными значениями: Творог → творожник (лепёшка из творога), Чай → чайник (предмет посуды, предна­значенный для приготовления чая), Горчица → горчичник (пластырь с горчицей), Булка → булочник (лицо, которое печёт булки).

Разные словообразовательные значения имеют и отглагольные существительные с суффиксами -Ок-, - к-, -ец-, - ник И др.: Прыжок - Однократное действие, Свёрток - Предмет-результат действия, Скребок - Орудие действия, Игрок - Лицо-производитель действия; Расчёска - Орудие действия, При­чёска - Предмет-результат действия и др. Более того, омонимичные суффиксы могут присоединяться к одной и той же основе, образуя лексические омонимы (например: Молочник - «торговец молоком» и «кувшин для молока»).

Сложность для изучающих русский язык как иностранный представляет и распознавание слов со значением подобия. Такие производные образуются от имён существительных, реже - прилага-


Тельных (например: Мучной → мучнистый – похожий на муку) с помощью суффиксов, каждый из которых при такой же валентности способен выражать несколько разных значений: Зубец – острый выступ на чём-либо (ср.: Морозец, рыбец, характерец), Тростник – растение с длинными тонкими стеблями (ср.: Игольник, парусник, орешник), Глазок – небольшое отверстие для наблюдения, обзора (ср.: Снежок, ветерок).

Следует, очевидно, признать, что такой критерий разграничения омонимичных единиц, как их валентность, на аффиксальном уровне не является универсальным, так как в силу разных причин словообразовательные омоморфемы нередко сочетаются с однотипными производящими основами. Задача состоит в том, чтобы найти как можно больше показателей, позволяющих дифференцировать семантику слов, содержащих омонимичные аффиксы, и выявить те типы производных, лексические значения которых при изучении русского языка как иностранного следует запоминать так же, как за-поминают семантику непроизводных слов.

Библиографические ссылки

1. Виноградов В. В. Об омонимии и смежных явлениях / В. В. Виноградов // Виноградов В. В. Исследования по русской грамматике. – М. : Наука, 1975. – С. 295–312.

2. Лингвистический энциклопедический словарь / [гл. ред. В. Н. Ярцева]. – М. : Сов. энцикл., 1990.

3. Милославский И. Г. Вопросы словообразовательного синтеза / И. Г. Милославский. – М. : Изд-во МГУ, 1980.

4. Русская грамматика : в 2 т. – М. : Наука, 1980. – Т. 1.

5. Соболева П. А. Словообразовательная полисемия и омонимия / П. А. Соболева. – М. : Наука, 1980.

6. Толковый словарь омонимов русского языка / [сост. Т. Ф. Ефремова] – М. : Мир энциклопедий Аванта+, 2007.

7. Улуханов И. С. О закономерностях сочетаемости словообразовательных морфем / И. С. Улуханов // Рус-ский язык. Грамматические исследования. – М. : Наука, 1967. – С. 166–204.

8. Цыганенко Г. П. Словарь служебных морфем русского языка / Г. П. Цыганенко. – К.: Рад. шк., 1982.

Надійшла До Редколегії 01.06.08


УДК 811.111’373.22

Похожие статьи