Головна Філологія Мовознавство МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ ЛЕКСИЧЕСКИЕ СООТВЕТСТВИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ВАРИАТИВНОСТИ ЯЗЫКА
joomla
МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ ЛЕКСИЧЕСКИЕ СООТВЕТСТВИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ВАРИАТИВНОСТИ ЯЗЫКА
Філологія - Мовознавство

Ю. В. Дорофеев

Таврический национальный университет имени В. И. Вернадского (г. Симферополь)

Розглянуто Проблему Мовного варіювання на матеріалі міжрегіональних лексичних то­Тожностей. Запропоновано механізм аналізу та опису варіативності у лексичній системі на ос­нові поняття семантеми.

Ключові слова: варіант мови, зміни в мові, запозичення, Семантема

Рассмотрена Проблема Языкового варьирования на материале межрегиональных лек­сических соответствий. Предложен механизм анализа и описания вариативности в области лексики на основе понятия семантемы.

Ключевые слова: вариант языка, изменения в языке, заимствования, семантема

In the article the problem of a language variation on the material of inter-regional lexical conformity is considered. The mechanism of the analysis and the description of variability in the field of lexicon on the basis of concept semantema is suggested.

Keywords: variant of language, change in language, loans, semanteme

Языковая вариативность на уровне лексики рассматривается в рамках со­циолингвистики как одна из основных форм проявления адаптации языка к тер­риториальным, социальным и культурным условиям, в которых протекает речевая деятельность его носителей. Вопросы вариативности языка поднимались в рабо­тах многих исследователей: Р. А. Будагова, Ю. Д. Дешериева, В. К. Журавлева, В. А. Звегинцева, Н. Б. Мечковской, Г. В. Степанова, А. Д. Швейцера, Т. Р. Белла, В. Лабова и др. Анализ работ перечисленных авторов убеждает в том, что описа­ние различных форм языка (подъязыков, вариантов, экзистенциальных форм) яв­ляется одним из важнейших и малоизученных вопросов взаимодействия общества и языка.

Наиболее ярко своеобразие различных форм языка проявляется в лексике, поскольку она непосредственно отражает социальную, профессиональную, этно­культурную дифференциацию общества в структурных и семантических новооб­разованиях. Это особенно справедливо для региональных социальных процессов, влияющих на ареальную дифференциацию языков, получивших широкое распро­странение на территории нескольких стран. Изучение данной проблемы требует детального описания лексической вариативности каждой формы языка, но вместе с тем необходима разработка методики описания этих идиомов, исходящей из единого основания и представляющей все формы языка не как разрозненные эле­менты, а как систему.

В связи с этим Целью Данного исследования является объяснение взаимо­действия и образования лексико-семантических соответствий в различных вари­антах конкретного языка, по отношению к которым данный язык выступает в ка­честве инварианта.

Достижение этой цели предполагает решение следующих задач:

- определить общие методологические принципы описания вариативности лексико-семантической системы языка;

© Дорофеев Ю. В., 2011


– выявить существенные социолингвистические, структурные и семантиче­ские черты регионально отличающихся идиомов, которые опосредованно детер­минированы экстралингвистическими факторами, специфическими для данного географического ареала и социума;

– проанализировать закономерности отражения в лексике региональной, социальной и культурной дифференциации общества и выявить соответствующие особенности организации лексики для разных экзистенциальных форм языка.

Для понимания проблемы вариативности языка как системного явления не­обходимой методологической основой становится, во-первых, положение о тес­ной взаимосвязи развития общества и языка при определяющей роли первого; во-вторых, представление о языке как инвариантной системе, реализующейся в виде многообразных вариантов, которые также обозначаются как формы существова­ния языка, уровни языка, экзистенциальные формы языка.

Варианты возникают в результате воздействия различных экстралингвисти­ческих факторов, поэтому правомерным является выделение национальных вари­антов языка, этнических, территориальных, социальных [7, с. 35], отношения ме­жду которыми можно истолковать в терминах вариант – инвариант. В этом случае под вариантами понимаются разные проявления одной и той же языковой сущно­сти, закономерно чередующиеся в речевой деятельности [8, с. 80], а вариатив­ность предполагает не просто изменчивость, а такие модификации, которые не ведут к появлению новой сущности. Инвариант реализуется в речи позиционно чередующимися вариантами, среди которых одни рассматриваются как типичные, а другие как менее типичные. И процесс изменения в языке связан с тем, что не­которые формы выражения инвариантных единиц, считавшиеся периферийными или вовсе не учитывающиеся, смещаются на позицию типичных представителей инварианта. То есть изменения проявляются в синхронии «в «спорадических» формах, в так называемых «типичных ошибках» по отношению к установленной норме и в иносистемных особенностях, наблюдаемых в речи, а с функциональной точки зрения они проявляются в наличии внутри одного и того же типа речи фа­культативных вариантов и изофункциональных элементов» [3, с. 82]. То есть в количественном отношении объем языковой системы может значительно изме­няться (расширение лексического состава, сокращение грамматических форм и т. д.), однако в функциональном отношении язык при любых условиях сохраняет стабильность. Поэтому фундамент данного исследования составляет также лин­гвистический функционализм, в частности, функциональная семантика, исходя­щая из представления о том, что единицей номинации является семантема, пред­ставляющая собой инвариантную единицу языка, реализующуюся в речи рядом позиционно чередующихся вариантов, а для анализа лексико-семантической ва­риативности в работе использованы основные положения, содержащиеся в трудах Ж. П. Соколовской, А. Н. Рудякова и его учеников.

Понятие вариативности языка получило обоснование прежде всего в трудах академика Г. В. Степанова на материале испанского языка Америки. В дальней­шем проблема языкового варьирования становилась предметом исследования в трудах ведущих специалистов в области романского и германского языкознания А. Д. Швейцера, А. И. Домашнева, Е. А. Реферовской. Таким образом, сложилась традиция описания английского, французского, испанского, немецкого языков как национально негомогенных [1, с. 70–71], то есть существующих в форме системы взаимосвязанных вариантов. Теоретически модель взаимодействия национально-территориальных вариантов полинациональных языков в виде пересекающихся множеств позволяет аналогичным образом представить и закономерности разви­тия других языков, однако это требует включить в ее рамки другие вариантные


Формы, а также учесть, что в рамках отдельного национального языка в конкрет­ную эпоху вовсе не обязательно будут представлены все возможные варианты, поскольку их возникновение зависит от ряда условий. Такие языки, как англий­ский, испанский, португальский, в центрах метрополий культурно-исторически и функционально отличаются от тех же языков, развивающихся в бывших колони­ях, и поэтому их формы существования гораздо более разнообразны, чем, напри­мер, исландского или украинского языков. В этой связи представляется необхо­димой дальнейшая разработка модели языкового варьирования, позволяющей изучать разнообразные национальные, территориальные, региональные, социаль­ные варианты современных языков как инструменты передачи и хранения куль­турной информации. В основу этой модели, несомненно, должны быть положены принципы, выявленные и сформулированные исследователями полинациональ­ных языков.

Национальный язык любого народа, как известно, включает в себя различ­ные формы проявления, основной из которых является литературный язык. Не меньшую роль играют и региональная, локальная, а также социальная и профес­сиональная дифференциации языка. Таким образом, любой язык сам по себе су­ществует как система вариативная, а наличие вариантных форм языка является неоспоримым фактом. В связи с этим возникает ряд наиболее важных и сложных для современного языкознания вопросов: можно ли рассматривать эти формы как проявления одной общей закономерности? С чем связано появление и развитие тех или иных типов вариантных форм? Какие типы экзистенциальных форм языка можно определить как продуктивные или непродуктивные? Каковы закономерно­сти образования таких форм, одинаковы ли условия их развития, как протекают процессы образования вариантов?

Я исхожу из положения, что территориальные, региональные, социальные, национальные, культурные формы существования языка реализуют единый инва­риант и характеризуются рядом различий, которые наиболее ярко проявляются в лексике. Поэтому далее я остановлюсь на вопросе о возможных путях развития лексической системы тех форм языка, которые характеризуются разной степенью региональной обособленности.

Развитие вариативности в лексике связано с расширением словаря, который пополняется рядом регионально значимых номинативных единиц. При этом мо­гут использоваться все возможные способы создания новообразований, которые можно, в целом, разделить на две группы: новообразования, возникшие внутри данного языка, и новообразования, заимствованные из других языков, которые в данном ареале активно взаимодействуют друг с другом. Причем это взаимодейст­вие обусловлено необходимостью различных контактов между носителями раз­ных языков, и в результате оба языка стремятся отразить некую общую для их но­сителей когнитивную базу, картину мира, которая тоже возникает на стыке куль­тур и наций, вследствие чего и возникают регионально обособленные идиомы.

Развитие вариантных форм языка во многом обусловлено взаимодействием двух языков. Исследования в этой области убеждают, что случаи заимствований на региональном уровне носят системный характер. Сравним, например, развитие русских диалектов (территориальных вариантов) в разных регионах, когда слова заимствовались из языков коренных народов (в севернорусских говорах из запад-нофинских языков заимствованы слова Курья ‘залив реки’, Сахта ‘поросшая кус­тарником болотистая местность’, Рада ‘моховое болото’, Кибас ‘грузило на нево­де’, Лох ‘семга после метания икры’; из коми языка пришли слова Виска ‘ручей, проток’, Кулёма ‘западня на пушных зверей’, Лузан ‘охотничья накидка’, Орда ‘бу­рундук’; в южнорусских и особенно юго-восточных говорах функционируют


Многочисленные заимствования из языков тюркских народов: Казан ‘ведро’, Би­рюк ‘волк’, Учуг ‘проволочная сетка, которой перегораживают реку’, Арьян ‘ки­слое молоко, разведенное водой’, Махан ‘вареное мясо’, Сурпа ‘мясной бульон’, Турсук ‘кожаный мешок) [6, c. 178–179], и развитие национальных вариантов английского языка (например, в английском языке Австралии Dingo, кроме значе­ния ‘дикая собака’, имеет значение ‘предатель’, Galah, помимо названия попугая разновидности какаду, имеет значение ‘глупый человек’) и испанского языка (на­пример, в странах Южной Америки: Caiman ‘крокодил’, Xaguey ‘водоем’, Gaubin ‘форель’, Hicoteas ‘черепахи’ [9, c. 233–240]. Такие заимствования используются в соответствующем варианте языка не как отдельные элементы, а в качестве полно­правных языковых единиц, обладающих всеми свойствами системы данного язы­ка, за исключением своего происхождения.

Взаимное проникновение иноязычных элементов в структурных моделях, по традиции называемое в литературе «заимствованием», представляет собой важнейший процесс при взаимодействии языков, поскольку пополнение словар­ного состава языка тесно связано с функционированием языка в обществе. В основном, именно общественные потребности приводят к появлению новых слов. Свое функционирование на новой языковой почве слова чужого языка, как правило, начинают не с проникновения в тексты, отражающие нормативное ис­пользование языковых средств, а распространяются первоначально в узусе гово­рящих, поэтому те формы языка, которые не обладают кодифицированной нор­мой, в первую очередь подвергаются такому влиянию. При этом использование лексических заимствований обусловлено рядом факторов: социально-исторических, социально-психологических, социокультурных и прагматических. Лексическое заимствование никогда не осуществляется одновременно на всех участках языковой системы, а происходит в рамках конкретных языковых под­систем. Более того, можно выделить и отдельные лексико-семантические группы, которые характеризуются высокой степенью вариативности. Например, такой группой является гастрономическая лексика: ср. исп. в Испании Patata И исп. в Южной Америке Papa ‘картофель’, Alubia И Frijol, Chaucha ‘фасоль’ [9, с. 189]; англ. Великобритании Biscuit И англ. США Cookie ‘печенье’, Whisky И Scotch ‘вис­ки’, Мaize И Corn ‘кукуруза’, рус. в России Окорок, кефир, водка, арбуз И рус. в Ка­захстане Жанбас, айран [2, c. 26] и в Украине Горилка, кавун.

Изучение масштабов лексического варьирования подобного рода в разные исторические периоды и установление роли определенных языков как источников пополнения словаря привели к появлению ряда терминов «иноязычные вкрапле­ния», «варваризмы», «экзотизмы», «регионализмы», «единицы, отражающие ино­национальную специфику». Данные термины, по-видимому, отражают тенденцию недооценивать роль и место такого взаимодействия языков, поскольку подчерки­вается их нерегулярный характер. Однако нельзя не учитывать, что в условиях постоянного и массового двуязычия такие явления приобретают вполне систем­ный и закономерный характер, и поэтому их лингвистическое исследование ста­новится особенно актуальным по мере накопления таких отличий в разных фор­мах отдельного языка.

Конечно же, пополнение лексического фонда языка осуществляется и за счет внутриязыковых ресурсов, и исследование вариативности предполагает учет различных способов развития лексической системы языка, однако в данном слу­чае я обратил внимание на процессы заимствования, которые характеризуют си­туацию взаимодействия языков на отдельной территории в речи носителей раз­ных языков или билингвов и ярко отражают специфику языкового варьирования.


Это позволяет, среди прочего, выявить культурные связи народа-носителя данно­го языка с другими народами.

Результатом развития вариантных форм в языке становятся межрегиональ­ные лексические соответствия, которые обладают различной семантической ем­костью, отражают различные участки общей картины мира. Ср. англ. Велико­британии Faculty И англ. США Department ‘факультет’, Teachers (Staff) И Faculty ‘кафедра, преподаватели’; рус. в России Глава совета И рус. в Украине Городской голова. Помимо этого можно отметить, что слова, перешедшие из одного языка в другой, далеко не всегда влекут за собой полный набор значений. Так, в Южной Америке испанское слово Invierno ‘зима’ имеет значение ‘период дождей’, в рус­ском языке Украины слово Мова Имеет значение ‘украинский язык’. Соответст­венно, объем семантики, лексическая сочетаемость, стилистические коннотации, являясь специфичными признаками культурного компонента, определяют необ­ходимость системного рассмотрения проблемы языкового варьирования, которое отражает расширение картины мира и изменение когнитивной базы носителей языка на определенной территории.

Изложенные выше рассуждения подводят к мысли о системном характере образования и развития вариантных форм языка. Поэтому далее мы попытаемся охарактеризовать механизм появления и закрепления вариантов в лексико-семантической системе языка. Вслед за А. Н. Рудяковым мы рассматриваем эту систему как совокупность функциональных номинативных единиц – семантем. Семантема представляет собой сложное единство сигнификата и средств его вы­ражения в данном языке [5]. И поскольку большую роль в развитии вариантных форм языка играет пополнение словарного состава национального языка в опреде­ленный исторический период и на отдельной территории, то можно рассматривать этот процесс как появление нового способа выражения сигнификата, который явля­ется общим для картины мира соседствующих народов (или регионально обособ­ленных народов), но не имеет специализированных форм экспликации в языке.

Так, семантема ‘Автобус’ Может быть выражена в стандартном испанском словом AutobЪS, в Аргентине Colectivo, в Мексике Camion, в Колумбии Chiva, в Чи­ли Gondola, на Кубе Guagua, на Антильских островах Micro; в английском языке Великобритании семантема ‘конфета’ Реализуется словом Sweet, в США Candy, в Австралии Lolly; в русском языке семантема ‘совет как административный орган власти’, сегодня представлена разнообразными средствами выражения: в России Дума («13 апреля под председательством главы города Георгия Колягина состоя­Лось очередное заседание Ставропольской городской Думы», в Украине Рада («Верховная Рада Одобрила решение президента»), в Узбекистане Кенгаш («В 2004 году городской Кенгаш Народных депутатов избрал Светлану Ивановну сенатором Олий Мажлиса»), в Казахстане Маслихат («Программа кандидата в депутаты Актюбинского городского Маслихата По избирательному округу № 10»), хотя во всех случаях слово Совет Может использоваться как регионально нейтральная единица.

В целом, представление межрегиональных соответствий в виде способов выражения единого для данного языка понятия (сигнификата) позволяет отме­тить, что не нарушается единство языка, проследить, как такие единицы могут за­крепляться в разных экзистенциальных формах языка, отличаясь прагматической оценкой, стилистическим значением и т. п. При этом они выступают не только как средство номинации, имеющее свой референт в реальности, но и отражают свойственный данной территории культурологический фон, национальный коло­рит, которые лежат в основе формирования образа мира или, точнее, инварианта данной местности в сознании среднего жителя определенного региона (или стра-


Ны). Рассмотрение таких единиц в рамках концепции функциональной семантики позволяет утверждать, что механизм образования и развития вариантных форм языка носит универсальный характер [4].

Закреплению узуального использования подобных единиц и, как следствие, осознанию и расширению вариативности языка способствуют тексты, в которых используются номинативные единицы, отражающие функционирование языка на определенной территории. В этом отношении можно привести широко распро­страненные примеры влияния русского языка на украинский и наоборот: «Акти­висты «Громады Рыбалок Украины» необычным способом лоббируют принятие нового экологического законопроекта»; «Тем не менее качество украинской Го­рилки Долгое время оставалось низким; «Міністерство юстиції України відповідає На Багаточисленні Звернення громадян»; «Обов'язку Заключати Та­кий договір У вас Немає».

Межрегиональные лексические соответствия, таким образом, являются за­кономерным явлением, которое объясняется рядом экстралингвистических и лин­гвистических причин. Данные единицы занимают прочное место в лексическом составе, качественно отличаясь своей способностью специфически номинировать общераспространенные реалии, а также реалии, характерные для отдельных ре­гионов.

Проведенное исследование позволяет сделать некоторые выводы.

Проблема языкового варьирования на современном этапе может рассматри­ваться не только на материале полинациональных языков, поскольку экзистенци­альные формы языка присущи любому языку и распространяются в пределах не­которых ареалов (в форме территориальных диалектов, региональных и нацио­нальных вариантов) и в пределах разных групп населения (социально-этническая, социально-профессиональная и социально-корпоративная вариативность). Таким образом, здесь проявляется как региональная, так и социальная вариативность, присущая языку как системе.

Вариативность в номинативной подсистеме разных языковых состояний может быть представлена в форме системы семантем, реализующихся в речи ря­дами позиционно чередующихся вариантов (семем). При этом могут быть выде­лены тематические микросистемы (или лексико-семантические группы), в кото­рых наблюдается большая степень варьирования: наименования природных явле­ний (в том числе флоры и фауны), особенности быта (еды, одежды, предметов обихода), традиционный уклад жизни, а также ономастика (топонимы, антропо­нимы, мифонимы).

Бесспорно, в границах данной статьи невозможно уделить внимание мно­гим интересным и важным вопросам описания вариативности лексико-семантической системы языка, однако представляется, что функциональный под­ход к изучению варьирования лексико-семантической подсистемы позволяет ус­тановить соответствия между различными формами языка, выявить и классифи­цировать языковые реалии, передающие ценную культурологическую информа­цию, и последовательно сопоставить номинативные средства различных экзи­стенциальных форм языка с точки зрения выражения единого семантического ин­варианта.


Библиографические ссылки

1. Домашнев О. А. О лексикографическом отражении американского стандарта англий­ского литературного языка / О. А. Домашнев // Лингвистические исследования. 1985. Структура языка и языковые изменения. – М., 1985. – С. 70–79.

2. Журавлева Е. А. Вариативность лексической системы: русский как полинациональный язык : автореф. дис. … д-ра филол. наук / Е. А. Журавлева. – Алматы, 2007. – 49 с.

3. Косериу Э. Синхрония, диахрония и история (проблема языкового изменения). – 2-е изд., стереотип. / Э. Косериу. – М. : Эдиториал УРСС, 2001. – 204 с.

4. Рудяков А. Н. Георусистика и закономерности формирования национальных вариан­тов языка / А. Н. Рудяков // Функциональная лингвистика : сб. науч. работ / науч. ред. А. Н. Рудяков. – Т. 1. – Симферополь, 2010. – С. 5–6.

5. Рудяков А. Н. Язык, или Почему люди говорят (опыт функционального определения естественного языка) / А. Н. Рудяков. – К. : Грамота, 2004. – 224 с.

6. Русская диалектология / В. В. Колесов, Л. А. Ивашко, Л. В. Капорулина и др.; под ред. В. В. Колесова. – М. : Высш. шк., 1990. – 207 с.

7. Словарь социолингвистических терминов / под ред. В. Ю. Михальченко. – М. : Ин-т языкознания РАН, 2006. – 312 с.

8. Солнцев В. М. Вариантность / В. М. Солнцев // Языкознание. Большой энциклопеди­ческий словарь. – 2-е изд. – М. : Большая Российская энциклопедия, 2000. – С. 80–81.

9. Степанов Г. В. К проблеме языкового варьирования. Испанский язык Испании и Аме­рики / Г. В. Степанов. – Изд. 2-е, стереотип. – М. : Эдиториал УРСС, 2004. – 328 с.

Надійшла До Редколегії 23.05.11


УДК 811.111’38