Головна Філологія Мовознавство ВОПРОС ОБ УТВЕРЖДЕНИИ В ЯЗЫКЕ КОМПОЗИТОВ-СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
joomla
ВОПРОС ОБ УТВЕРЖДЕНИИ В ЯЗЫКЕ КОМПОЗИТОВ-СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ИНОЯЗЫЧНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
Філологія - Мовознавство

Л. С. Сухобрус

Горловский государственный педагогический институт иностранных языков

Проаналізовано процес трансформації композитів у лексичні деривати; дано визначен­ня поняття лексикалізації, вибрано єдиний правильний шлях його аналізу; запропоновано функціональні схеми досліджуваного процесу; описано роль явища лексикалізації у процесі збагачення лексичної системи мови; зроблено висновки про особливості лексикалізації компо­зитів.

Ключові слова: номінатема, композит, лексикалізація.

Проанализирован Процесс Трансформации комозитов в лексические дериваты; Дано Определение понятия лексикализации, избран единственный в данном случае верный путь его Анализа; предложены функциональные схемы исследуемого процесса; описана роль явления лексикализации в процессе обогащения лексической системы языка; сделаны выводы об осо­бенностях лексикализации композитов.

Ключевые слова: номинатема, композит, лексикализация.

The article is about analysis of composits’ transformation process into lexical derivates. The definition of lexicalization is given, the right way of its analysis is changed. The functional schemes of this process are proposed. Role of lexicalization in enlarging process of lexical language system is described. The conclusions about composits’ lexicalization peculiarities are done.

Keywords: nominatheam, composit, lexicalization

Целью Данной статьи является анализ процесса становления аппозитивных композитов, имеющих своим источником речевые реализации номинатем со сло­весной доминантой.

Такие образования, как Интрнет-кафе, данс-клуб, данс-холл, гей-парад, бизнес-план, бизнес-ланч, бизнес-тур, шоу-балет, блиц-гейм, ток-шоу И т. п., из­начально являясь заимствованиями, традиционно представляются дериватами, возникшими в языке-источнике или в русском языке посредством сложения ос­нов. Мы считаем, что целесообразно предложить иной путь исследования подоб­ных единиц.

Довольно часто говорится о том, что «при рассмотрении аппозитивных сло­восочетаний возникает проблема отличия словосочетания от сложного слова» [6, с. 36]. Что же такое Бал-маскарад, жар-птица, Москва-река, альфа-лучи, А также вышеуказанные образования - слова или словосочетания?

Е. А. Земская отмечает, что «состояние современного русского языка в кон­це XX столетия, изменения, которые в нем происходят, нуждаются во вниматель­ном изучении и освещении с целью выработки оценок и рекомендаций с позиций объективности и исторической целесообразности» [3, с. 5].

В 90-е годы XX века одним из наиболее активных и социально значимых языковых процессов оказался процесс заимствования иноязычных слов. Ино­язычное слово, чаще всего английское, в современном русском контексте являет­ся одной из примет языкового вкуса времени. Русский язык всегда был открыт для заимствований, в его лексике большой процент составляют иноязычные слова разного происхождения.

© Сухобрус Л. С, 2011


Именно заимствования определенного типа и послужили материалом дан­ной статьи. Они настолько плотно вошли в русский язык, что их словообразова­тельные, грамматические, семантические особенности необходимо рассматривать в контексте первоначально новой для них системы.

Обычно тип образования подобных лексических единиц называется слово­сложением. Сущность его состоит в «морфологическом соединении двух или бо­лее корней (основ)» [5, с. 469]. В результате подобного словообразовательного акта образуется сложное слово, или композит. Словосложение занимает промежу­точное положение между морфологическим и синтаксическим способами слово­образования, обладая чертами того и другого.

Исследуемому типу композитов присущи признаки цельнооформленности, а именно:

1. Стирание грамматического значения компонентов (Кафе с услугами ин­тернета Интернет-кафе);

2. Фиксированный порядок компонентов исходного словосочетания (прила­гательное + существительное) и производного композита (основа прилагательно­го + основа существительного), изменение которого могло бы повести к измене­нию значения слова (Интернет-кафе, но не Кафе-интернет);

3. Наличие одного главного ударения (Бизнес-центр, Шоу-бизнес);

4. Особый графический облик сложного слова – слитное (или дефисное) на­писание (Шеф-повар, Данс-холл);

5. Особый вид синтаксических отношений, заимствованный у исходного словосочетания, и тип синтаксической связи, также заимствованный у исходного словосочетания, соответственно – подчинение и согласование.

Н. В. Дьячок замечает, что «все ученые, когда-либо занимавшиеся этой проблемой, едины в одном: перед нами явление деривационного характера, хотя тождественность семантики словосочетания и соответствующего ему слова дает нам право предположить, что между словосочетанием и словом реализуются от­ношения отнюдь не словообразовательные» [2, с. 56], например: Кафе Интер­нет-кафе, Холл Данс-холл И т. п. Однако Е. А. Земская справедливо считает, что, «обсуждая состояние русского языка сегодняшнего дня, надо разграничить во­просы собственно языковые и вопросы речевой практики…» [3, с. 5]. А данные образования являются продуктом именно сегодняшнего дня.

Альтернативное решение проблемы определения статуса так называемых композитов исследуемого типа было предложено В. И. Теркуловым. Лингвист рассматривает каждый такой «дериват» как единицу, которая входит в разряд структурных разновидностей номинатемы со словесной доминантой, то есть яв­ляется семантически тождественной единицей, отождествляющейся на уровне слова. Данная единица относится к структурной разновидности номинатемы с доминантой-словом, квалифицирующейся как «слово, распространенное зависи­мой полнозначной лексемой, выполняющей функцию семного конкретизатора» [7, с. 133], а сама она является – согласно теории В. И. Теркулова – атрибутивным словосочетанием. Так, например, в словосочетании Интернет-кафе Существи­тельное (а – традиционно – первая основа композита) Интернет Является семным конкретизатором потенциальной семы «разновидность» существительного Кафе.

Номинатема вообще – это некая абстрактная языковая единица, реализую­щаяся в вербальных формах, причем в данном конкретном случае вариантами од­ной номинатемы выступают словосочетание и семантически и грамматически то­ждественное ему слово, стилистически не отличающееся от эквивалентного сло­восочетания какими-либо чертами разговорности или сленговости, например Ин­тернет-кафе, Данс-клуб, Данс-холл, Бизнес-ланч И т. п. Предложенная


В. И. Теркуловым концепция «не определяет того, какая из реально отмечаемых в речи структурных единиц является основной для языка. Она снимает противоре­чия в атрибуции разных структурных единиц путем выведения родовой, языковой единицы, системная значимость которой предполагает возможность любой струк­турной речевой реализации выразителя моделируемого тождественного значения. Такая единица и является основой номинативности – номинатемой» [7, с. 135].

Вышеизложенное свидетельствует о том, что, во-первых, исследуемые ком­позиты являются альтернативными формами номинатем исследуемого типа и, во-вторых, являются их речевыми реализациями. В связи с этим также было бы не­корректным считать данные композиты результатом деривационного процесса, а процесс их возникновения – деривационным. Ведь они уже квалифицируются на­ми как словосочетания.

Например, Е. А. Земская, присоединяясь к мнению большинства ученых, считает все композиты предложенной структуры исключительно продуктом сло­вообразования. Но в пользу выдвинутой нами вслед за В. И. Теркуловым теории о равнозначности вариантов (словосочетание – слово) номинатемы красноречиво свидетельствуют ее тезисы относительно данной проблемы.

«Вариантность обычно рассматривается в отношении к нормативности (нормативное – ненормативное), а также к временной отнесенности (устаревшее – новое). Кроме того вариантность обнаруживается и в функциональном плане (общеупотребительное и специальное, функционально закрепленное)» [3, с. 23]. А также вариантность можно рассматривать как конкуренцию средств выраже­ния. В результате этой конкуренции побеждают варианты наиболее удобные и целесообразные для конкретных условий общения, т. е. конкуренция – это зако­номерное явление, продиктованное коммуникативной целесообразностью» [3, с. 23]. Вариантность, по мнению ученой, активно используется при создании со­циально-профессиональных различий языковых средств, их возрастной и функ­ционально-стилевой дифференциации.

Вариантные языковые знаки (слова, их формы и реже – словосочетания) должны обладать определенным набором признаков: общим лексическим значе­нием, единым грамматическим значением и тождеством морфологической струк­туры. Такое единство признаков наблюдается в соотношении Слово Сочетание слов Исследуемого типа.

Процесс появления исследуемых единиц в речи, а потом и в языке, очень активен и – более того – закономерен. Лингвисты отмечают возникновение боль­шого количества подобных композитов или же, согласно принятой нами терми­нологии, слов, тождественных исходному словосочетанию (эквивалентов слов, моно - и бивербальных реализаций номинатем типа «слово, распространенное за­висимой полнозначной лексемой, выполняющей функцию семного конкретизато-ра») в XX веке, особенно в последние его десятилетия. Существует три основные причины «изготовления» новых имен, слов и выражений. Во-первых, компрессия в словообразовании объясняется действием закона экономии речевых средств, особенно сильно проявляющегося в разговорной речи. Во-вторых, спонтанно воз­никают новые явления, нуждающиеся в назывании. В-третьих, могут иметься причины для изменения имени уже существующего явления. За такими измене­ниями имен могут стоять факторы из области политики, экономики, престижа, коммуникации и т. п.

Так или иначе, исследуемые нами реализации номинатем функционируют в языке благодаря процессу лексикализации.


Термин Лексикализация В языкознании стал применяться для обозначения процесса превращения свободных словосочетаний или группы слов в устойчивые фразеологические словосочетания: Бить баклуши – бездельничать.

Уже на раннем этапе изучения устойчивых фразеологических сочетаний были отмечены такие их признаки, как цельность значения, его невыделимость из значений компонентов. Эту особенность имел в виду Ш. Балли, когда писал о «забвении смысла составных частей» фразеологического сочетания. По наблюде­нию Я. Розвадовского, устойчивые словосочетания семантически воспринимают­ся как единства. Было отмечено также, что в предложении фразеологические со­четания функционируют как один член предложения. Именно эти особенности (семантическая целостность, функционирование в речи в качестве отдельных слов), сближающие их со словами, и дали основание исследователям назвать про­цесс превращения свободных словосочетаний в устойчивые. О. Д. Кузнецова от­мечает, что «этот процесс понимался как появление языковых единиц, схожих со словами, подобных словам» [4, с. 114].

Вместе с распространением термина Лексикализация Само понятие, обозна­чаемое им, начинает расширяться. Термин получает разные значения. О. С. Ахманова Лексикализацией Называет превращение отдельной формы слова (если последняя начинает употребляться в особом значении) в самостоятельное слово. Например, древняя форма повелительного наклонения глагола Речи – рцы (Рьци) получает новое значение, отличное от значения слова Речи (Рцы – Название буквы кириллицы). Признание лексической отдельности за формой слова, имею­щей особое значение, в данном случае опирается на соответствующее понимание дублетизации как способа образования новых слов.

Лексикализация, по мнению Д. Н. Шмелева, – это также «образование ново­го слова из его отдельных форм вследствие изменения лексического значения грамматико-синтаксической функции» [8, с. 46].

Новое, необычное, по мнению О. Д. Кузнецовой, понимание термина Лек-сикализация Сложилось в польской науке. На формирование его большое влия­ние оказали взгляды крупнейшего польского лексиколога и лексикографа В. Дорошевского. Под лексикализацией он понимал утрату словом понятийной структуры, процесс «забвения» связей с родственными словами, выпадение слова из группы родственных ему слов. В самом понятии о предмете (явлении) исчеза­ют представления о связи его с другими словами, так как эти связи исчезают. Представления о предмете (явлении) концентрируются только в нем одном. «В тех случаях, когда существительное является не только прилагательным «в субстантивном употреблении», но и отличается от производящего слова своей структурой, то есть его показателем является словообразовательный формант, в определении заглавного слова будут преобладать структурные или предметно-семантические элементы в зависимости от степени лексикализации определяемо­го слова» [1, с. 236].

Эта своеобразная трактовка термина нашла отражение и в словаре польско­го языка: «Лексикализация. Преобразование слова с четким словообразователь­ным строением в слово, осознаваемое как целостное, выполняющее свою функ­цию независимо от своих этимологических составных» [9, с. 86]. Например: Кры­ло Крыльцо, Начало Конец, Обречь Оброк, Плести Плот, Влечь Волк И т. п.

Мнение, высказанное В. Дорошевским, очень интересно, но оно отнюдь не опирается на понимание фразеологических сочетаний Ш. Балли, как считает О. Д. Кузнецова. Базой для теории В. Дорошевского являются, на наш взгляд. морфонологические изменения слова (точнее – морфонологическое словообразо­вание). И именно они, эти изменения, придают особый характер пониманию тер-


Мина: просто лексикализацией подобное явление назвать нельзя, так как отноше­ния между производящим и производным словами меняются, что отступает от типичной, традиционной трактовки термина Лексикализации (утверждение в языке конкретной грамматической или лексической единицы).

В «Словаре лингвистических терминов» О. С. Ахмановой (М., 1966) как бы подводится итог сделанному в изучении лексикализации и следующим образом толкуется значение слова Лексикализация: «Процесс превращения некоторого элемента (морфемы, фонемы; формы слова, варианта слова) или сочетание эле­ментов (словосочетания) в устойчивый элемент языка, функционирующий в каче­стве эквивалента отдельного слова», причем отношения между «производящей» и «производной» единицами не изменяются. Например, словосочетание Альфа-луч, Альтернативное слову Луч, Утвердилось как самостоятельное в языке благодаря лексикализации формы номинатемы со словесной доминантой Луч; При этом от­ношения между производящим и производным элементами не изменились: оба сложных слова в традиционном понимании осознаются как родственные».

Из данного определения видно, какое значение было присвоено термину русскими лингвистами, что является вполне оправданным, так как в любом слу­чае лексикализованный элемент служит «обогатителем» лексической системы языка.

В нашем случае процесс лексикализации может быть представлен следую­щим образом:

WCom D

Nom

W, где Nom - номинатема, WCom - ее вариант-словосочетание, W - ее вари­ант-слово, D - новое слово (дериват) - результат лексикализации словосочетания-композита. Например,

Альфа-луч Альфа-луч

Номинатема (луч)

Луч;

Интернет-кафе Интернет-кафе

Номинатема (кафе)

Кафе. Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1) композиты в тради­ционном понимании являются альтернативными формами номинатем исследуе­мого типа и являются их речевыми реализациями - словосочетаниями; 2) в связи с этим было бы некорректным считать исследуемые единицы результатом дери­вационного процесса, а процесс их возникновения - деривационным; 3) омони­мичные соответствующим атрибутивным словосочетаниям дериваты появляются в языке посредством лексикализации - процесса превращения варианта конкрет­ной номинатемы в устойчивый элемент языка, функционирующий в качестве эк­вивалента отдельного слова; 4) в результате лексикализации отношения между производящей и производной единицами не изменяются.

Библиографические ссылки

1. Дорошевский В. Элементы лексикализации и семиотики / В. Дорошевский. - М. : Наука, 1973. - 288 с.

2. Дьячок Н. В. О трансформации универбов в лексические дериваты / Н. В. Дьячок // Східнослов’янська філологія. - Горлівка : ГДПІІМ, 2009.


3. Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства / Е. А. Земская // Русский язык конца XX столетия. – М. : Наука, 1996. – 240 с.

4. Кузнецова О. Д. О понятии лексикализации. Лексикализация фонетических явлений в говорах / О. Д. Кузнецова // Вопросы языкознания. – 1978. – № 2. – С. 113–118.

5. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. – М. : Сов. энцикл., 1990. – 688 с.

6. Молошная Т. Н. Субстантивные словосочетания в славянских языках / Т. Н. Молошная. – М., 1975.

7. Теркулов В. И. Еще раз об основной единице языка / В. И. Теркулов // Вісник Луган. нац. ун-ту ім. Т. Г. Шевченка. – Луганськ, 2006. – № 11 (106). – С. 127–136.

8. Шмелев Д. Н. Очерки по семасиологии русского языка / Д. Н. Шмелев. – М. : Наука, 1964. – 260 с.

9. Slownik języka polskiego / red. naczelny W. Doroszewski. – Warszawa, 1963. – 464 p.

Надійшла До Редколегії 10.03.11


УДК 811.161.1’373.46

Похожие статьи