Головна Філологія Мовознавство КОГНИТИВНЫЕ ТРАНСАКЦИИ В СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ ИНТЕРНЕТА: КОМПРЕССИВНОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ И ЭКСПАНСИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ОСНОВ
joomla
КОГНИТИВНЫЕ ТРАНСАКЦИИ В СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ ИНТЕРНЕТА: КОМПРЕССИВНОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ И ЭКСПАНСИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ОСНОВ
Філологія - Мовознавство

Л. Ф. Компанцева

Национальная академия СБ Украины (г. Киев)

Исследуются когнитивные трансакции словообразования в Интернет-коммуникации на примере компресси-вного словообразования и экспансии иноязычных слов.

Досліджуються когнітивні трансакції словотворення В Інтернет-комунікації На Прикладі Компресивного сло-вотворення та Експансіі іншомовних слів.

In the article the cognitive transactions of word formation in the Internet-communication are investigated. It is based on the example of compressive word formation and expansion of foreign language words.

Вопрос о продуктивности основ из жаргонных и просторечных сфер – это вопрос не только ак-тивизации собственно словообразования, но и проблема стиля, обращенности носителей языка к раз-личным культурным стратам. В формировании компьютерно-сетевой лексики наблюдается и обрат-ный процесс – литературные и технические именования переходят в жаргонную сферу посредством семантической компрессии. Семантическая компрессия, или Семантическая конденсация, состав-ляет существенную черту эпохи Интернет-Коммуникации и отражает стиль мышления современного человека: слово, образованное на синтаксической основе, является компрессией поверхностных структур словосочетания или предложения. Цель статьи – проследить когнитивные трансакции словообразования в Интернет-коммуникации. Задачи статьи – рассмотреть процесс компрессивно-го словообразования как результат кодовой компетенции посетителей Сети; исследовать механизмы этого явления в Интернет-коммуникации; рассмотреть экспансию иноязычных основ как процесс по-лучения нового знания.

Процесс компрессивного словообразования определяется кодовой компетенцией коммуникан-тов. О. Йокояма описала его суть весьма образно. «После того, как бандероль запакована, она выхо-дит из рук отправителя, и работники почты везут ее по суше, воздуху или воде. В случае передачи знаний, после того, как знание покидает говорящего, оно путешествует в физическом пространстве в форме звуковых или световых волн в зависимости от типа используемой семиотической системы. Когда бандероль получена, ее следует распаковать, а чтобы получить ее содержание в сохранности, адресату необходимо знать, как обращаться с упаковочным материалом и как осуществлять процесс распаковки. Знание того, как выбрать самую удобную семиотическую систему, и того, как, пользуясь ее знаками, говорящий должен данное знание кодировать, а слушающие – декодировать, мы будем называть кодовой компетенцией» [4, с. 209]. Таким образом, создание семиотических компрессантов и представляет собой процесс когнитивной трансакции, базирующийся на кодовой компетенции коммуникантов. Например: Дурдос, дырдос – операционная система DR-DOC, Айдишник – ID-идентификатор, Бродилка – компьютерная игра жанра Action, Вирь – компьютерный вирус, Леталка – игрушка типа «flight simulation», Материнка – материнская плата, Рарить – использовать архиватор RAR, Эха – Фидонетовская эхо-конференция, Глюкоза – программа, где очень много глюков, Айсидю-ка – модем от производителя ICD. В отличие от собственно русского словопроизводства, деривация номинаций виртуального дискурса основывается на владении двуязычной кодовой компетенцией, что усложняет когнитивную трансакцию: ее первая ступень предполагает владение английской компью-терной терминологией и адаптацию ее к русской ментальности. Причем эта адаптация может под-держиваться различными словообразовательными процессами – калькированием и русской морфеми-зацией (Айдишник, айсидюка), русским транскриптивным чтением (Дурдос), когнитивным соположе-нием русского и английского понимания процесса или явления в единой лексеме (Рарить) и т. д. Вто-рая ступень трансакции предполагает создание, корректировку, использование и понимание лексемы. Таким образом, в данном случае мы имеем дело не только с кодовой компетенцией, но и процедур-ной, которые вместе и составляют коммуникативную компетенцию участников виртуального обще-ния.

© Компанцева Л. Ф., 2009


Е. А. Земская пишет, что компрессивное словообразование служит целям сохранения уже имеющихся в языке номинативных единиц [3, с. 9]. В виртуальном дискурсе компрессивное словооб-разование создает еще и новую дискурсивную единицу, когнитивно-прагматическое содержание ко-торой превышает семантику исходных единиц. Поэтому знак тождества между начальным, более пространным, выражением и именованием-Компрессантом не всегда правомерен.

Например, жаргонизм Жужжать, созданный на основе компрессии словосочетания ‘Сделать запись в Живом Журнале’, Имеет двоякую коннотацию:

1. Написать что-То злободневное, что получит много комментариев от других пользователей.

2. Написать о чем-Нибудь, другим не интересном и надоедающем. Пример: «Может хватить Жужжать о том, как ты поел и сходил в туалет? Надоело!» [6].

Еще одним видом компрессивного словообразования следует считать активизировавшийся процесс аббревиации. Роль этого процесса показательна для языкового сознания участников вирту-ального общения. Аббревиация, с одной стороны, является определенным кодом, используемым уча-стниками одного виртуального сообщества. С другой стороны, сближение или даже полное совпаде-ние аббревиатуры с обычным словом придает ей дополнительные коннотации, порождает каламбур, служит средством иронии, шутки, сарказма.

В языке, обслуживающем Интернет-коммуникацию, аббревиация используется не только как средство официальной номинации, но и как средство экспрессии. Так, в Интернете создан ряд сайтов знакомств. Компания Mirabilis Даже придумала трехбуквицу ICQ Для обозначения канала, что произ-носится как «I Seek You» – ‘Я ищу тебя’. Канал ICQ конкурирует с каналом IRS, местом, где сетяне встречаются, чтобы обменяться мыслями и впечатлениями.

IRS представляет собой аббревиатуру именования Internet Relay Chat, т. е. ‘Интернетовский пе-Реключаемый треп’. IRS и ICQ – коммуникационные каналы, дающие десяткам людей возможность одновременно говорить и слышать друг друга, иллокутивные установки их пользователей предполага-ют полилогическое общение.

Аббревиация в виртуальной коммуникации – когнитивно и прагматически обоснованный про-цесс, представляющий собой концептуализацию определенного фрагмента действительности: каждое концептуализированное высказывание становится значимым элементом языковой компетенции всех пользователей Сети. Аббревиатуры, возникающие в ходе Интернет-Коммуникации, представляют собой концептуальные структуры, соотносимые с фрагментами виртуальной реальности. Отнесен-ность к одной и той же внеязыковой реальности позволяет описывать связи между этими структура-ми, определять их роль в осуществлении коммуникации. «При любой концептуализации фрагмента действительности одни аспекты реальности акцентируются, актуализуются, другие затушевываются, уходя в фон: происходит схематизация реальной действительности» [8, с. 157]. Подобная схематиза-ция является одним из ключевых моментов виртуальной коммуникации: аббревиатуры как коды, из-вестные всем пользователям, упрощают и схематизируют процесс виртуального общения, экономя место, время и создавая креолизованность, известную только «посвященным». Система аббревиации Интернет-Коммуникации обладает рядом присущих только ей характерных особенностей:

1. Большинство аббревиатур создаются на базе экспансированных англо-язычных компонен-тов.

2. Представляют собой производные фраз, а не только словосочетаний: HTH (англ. Hope This Help Надеюсь, что это поможет); AFAIK (англ. As Far I Know Насколько я знаю).

3. Являются не только именованиями, но и концептуализируют события, ситуации (KISS (от англ. Keep It Simple, Stupid!) Оставь это простым, глупец! – принцип программирования: не усложняй То, что и так хорошо работает), речевые штампы (BRB (от англ. Be Right Back) – скоро вернусь), GL (от англ. Good Luck) – Удачи, IMHO (англ. In My Humble Opinion) – По моему взвешенному мнению); фра-зеологизмы (14AA41 (от англ. One for All and All for One) Один за всех и все за одного).

4. Формируются на основе языковой игры: 10X (от англ. Thanks Спасибо).

5. Включают различные графические знаки – буквы, цифры, символы: @TEOTD (от англ. At The End Of The Day В Конце Дня), ANY1 (от англ. Anyone Кто-Нибудь).

6. Являются кодом, креолизованным средством общения, известным только участникам Ин-тернет-коммуникации. Знание этого кода свидетельствует о причастности того или иного пользова-теля к какому-либо виртуальному сообществу.

К семантическим компрессантам следует отнести и аналитические прилагательные. Элементы рассматриваемого типа постоянно пополняют компьютерно-сетевой язык: Web-, веб-, E-, Интернет-(Web- (веб-) переписка, Web- (веб-)версия, E-Mail, е-магнат, Интернет-коммуникация). Например, все активнее используется окказиональное аналитическое прилагательное Пау-, Созданное М. Эпштейном. «В отличие от английского Web, русское Паутина – слово длинноватое, не очень при-способленное для технических новообразований. Но если из слов Паук, Паутина Условно выделить


Элемент Пау-…, он может работать не хуже, чем Web, придавая многим словам смысл отнесенности к электронной паутине, например, Пау-книга, Пау-словарь, Пау-деятель, Пау-мастер, Пау-сообщество, Пау-дискуссия…» [12]. Особенность подобных образований – фонетическая и семантическая само-стоятельность первого компонента. Аналитические прилагательные придают словам, к которым при-соединяются, новое этимологическое обоснование, относя любой именуемый субъект или объект к области виртуальной реальности.

Экспансия иноязычных основ – еще одна значимая тенденция развития лексико-семантической и словообразовательной систем гипертекста. Именно эта тенденция является базовой в освоении рус-ским человеком языка Сети. Заимствованное слово считается усвоенным языком тогда, когда слово-образовательно и грамматически адаптируется в языке. В современных исследованиях языка Рунета предложено несколько классификаций способов заимствования. Так, А. А. Шиповская отмечает, что существует два вида заимствований: «1) заимствования из жаргонов других профессиональных групп, например, Чайник – неопытный программист – взят из жаргона автомобилистов и обозначает неопытного водителя; и 2) англоязычные заимствования, составляющие большую часть русскоязыч-ного жаргона» [11, с. 15]. Интересную классификацию способов англоязычной экспансии в Рунете предлагает Е. И. Шейгал [10]. Исследовательница отмечает органичный характер экспансии, по-скольку английский язык является международным языком компьютерного общения, и выделяет традиционные и преобразованные формы заимствования. К традиционным способам образования номинаций Е. И. Шейгал относит транскрипцию (Мейлер – Mailer), транслитерацию (Филе наме – File Name), калькирование (Междумордие, междурожа – Interface). Среди нетрадиционных способов ис-следовательница отмечает способ фонетической деформации, когда «транскрибированные или транслитерированные заимствования получают ярко выраженный шутливо-игровой характер» [10, с. 207] (Пижамекер – Page-Maker, контрол-брык – Ctrl-Break); Обыгрывание звучания или написания заимствованного слова, существующего в языке (мыло – Mail, пластырь – Sound Blaster); Вставка зву-ка (русиНфицировать); Перестановка звуков и слогов (момед – модем), Смешение русских и англий-ских букв (еггор – Error) И др. Е. И. Шейгал синтезирует в своем анализе когнитивный и традицион-ный лексико-семантический способы описания процессов словообразования в сетевом жаргоне, что вполне закономерно: процесс словообразования в Сети не может быть полно раскрыт в рамках толь-ко традиционной парадигмы лексико-семантического анализа.

Изучение виртуальной картины мира, ее постоянных модификаций может быть эффективным только при комплексном подходе, включающем позиции когнитологии и прагматики. Поэтому в ос-нове классификации процессов экспансии должен лежать когнитивный механизм, прежде всего, язы-ковая игра. Вслед за Т. А. Гридиной, мы считаем значимым в осуществлении языковой игры процесс ассоциирования, так как «ассоциативный контекст языковой игры вскрывает не столько существен-ные для понимания того или иного явления связи, сколько связи, определяющие неожиданный аспект видения предмета, в первую очередь, ассоциации, обусловленные способом выражения (языкового представления) передаваемой информации» [1, с. 16].

На основе когнитивной базы языковой игры обозначим ряд тенденций, актуализирующих ассо-циативные связи в компьютерно-Сетевом жаргоне.

1. Установка на дешифрующую номинативно-ориентирующую функцию внутренней фор-мы слова при восприятии жаргонного наименования, объективирующего новое содержание. На-пример, в компьютерном жаргоне лексема Глюк Имеет значение ‘Сбой’, ‘Ошибка’. Это слово соверши-ло длительное путешествие по жаргонам: в тюремно-Лагерном жаргоне оно обозначает ‘Видение’, ‘Бред’, в жаргоне наркоманов к его семантике добавился компонент причинности – ‘Видение, вызван-ное наркотическим опьянением’ (см.: [7]). В компьютерном жаргоне лексема Глюк Значительно рас-ширяет спектр своих значений, например, Глюк – 1. Неправильное функционирование аппаратного, или программного обеспечения, ошибка. 2. Излишняя красивость во внешнем оформлении програм-мы [9]. Из прежних жаргонных значений (тюремно-Лагерного и наркоманов) компьютерный жарго-низм Глюк Заимствовал сему ‘Ирреальность, несоответствие действительности’, таким образом, лексема Глюк Была введена в новое ассоциативное поле, параметры которого не совпадают с его прежним значением.

2. Установка на уточнение номинативной функции слова применительно к ситуации его конкретного употребления. Эта тенденция проявляется в синонимической замене узуального слова окказиональным дериватом, ситуативно уточняющим значение именования. Например, термин Мышь – Устройство для работы с компьютером’ – имеет синоним-жаргонизм Крыса – ‘мышь Оте-Чественного производства, обычно большого размера’. Как показывает данный пример, значение жаргонизма Крыса Включает уточнение размеров устройства. Существование данной лексической единицы в жаргоне свидетельствует об актуальности выражаемого ею смысла.


3. Введение узуального слова посредством словообразовательного контекста в новое ассо-
циативное поле, параметры которого не совпадают с его синхронной мотивированностью и
традиционным лексическим значением.
Например, данная тенденция наблюдается в синонимиче-
ском ряду, организованном лексемой Вирус. Все жаргонные синонимы к этому названию обладают
отрицательной коннотацией, которая сохранилась при их переходе в новое ассоциативное поле.
А сам синонимический ряд строится на основе переноса именований микробов и вредных насекомых
в сферу сетевого жаргона, например: ‘AIDS’ (СПИД), ‘Worm’ (червь, передаваемый через Интернет)
И др.

Таким образом, языковая игра является одним из механизмов формирования сетевого жаргона, связующим звеном двух пространств – реального и виртуального. Она способствует взаимопроник-новению фактов реальности и киберпространства, формирует новую модель мышления, когнитивной основой которой является понятие многомирия.

4. Когнитивно значимым представляется механизм заимствования ‘Калькирование + аффикса-ция + измененная этимологизация’. Так, само слово Интернет Пришло в русский язык одновре-менно со словом Сеть, в переводе с английского оно обозначает ‘Интерсеть’, или ‘Объединенная сеть’. Первая часть этого слова ‘Интер’ (Inter) относится к общеупотребительному пласту (Интерна-циональный) и не требует толкования. Вторая часть – ‘Нет’ (-Net) имеет в английском языке несколь-ко значений: ‘Сеть’, ‘Сетка’, ‘Узел’, ‘Паутина’, ‘Западня’. Слово ‘Нет’ в русском языке практически не употребляется в значении ‘Интернет’. Вероятно, это связано с тем, что звучание этого слова сов-падает со звучанием русской отрицательной частицы ‘Нет’. Однако в Интернете существует сайт ‘Нет-культура’ (Www. flaera. net/Cultures/Culture. htm), именование которого вовсе не содержит сему ‘Отрицательная культура’. Несколько последних лет лингвисты и пользователи вели споры о том, следует ли склонять слово Интернет И какими грамматическими характеристиками оно обладает. «Интернет – слово мужского рода, Сеть – женского. Так кто это – Сеть Интернет: мужчина или Женщина?» (Http://afield. org. ua/svetlana/int_ain_2006.html).

5. В последнее время активизировался Процесс качественного смещения семантики заимст-вований. Так, на начальном этапе русский язык активно пополнялся англоязычными техническими терминами, затем технические термины преобразовались в жаргонизмы, имеющие определенную эмоционально-экспрессивную окраску, чаще всего иронического характера. Качественное смещение семантики заимствований сродни народной этимологизации. В дополнениях к «Толковому словарю русского языка конца ХХ века» было зафиксировано слово Чат. В английском языке слово Chat (про-износится [ч`эт]), имеет значения ‘Разговор’, ‘Беседа’, ‘Болтовня’. В то же время существует англий-ское слово Chut (произносится [ч`ат]), переводимое как междометие ‘Ну’, выражающее нетерпение. В русском языке калькированное заимствование Чат Произносится как междометие (которое семанти-чески отражает требование высокой оперативности поведения в чате), но при этом сохранило значе-ние слова Chat (‘Непринужденная беседа’, ‘Болтовня’, ‘Треп на компьютерных сайтах в режиме ре-ального времени’).

Таким образом, и компрессивное словообразование, и экспансия англоязычных основ продуци-руется значимым когнитивным процессом: распространением в межкультурном пространстве экзи-стенциального знания как из русскоязычной, так и из англоязычной среды. О. Йокояма к экзистенци-альному знанию относит знание, присущее одному из возможных миров [4, с. 4850], одной из воз-можных областей бытия. Но далее, закрепляясь в русском языке, экзистенциальное знание приобретает статус кода в когнитивном множестве не только пользователей компьютера, но и людей, далеких от этого вида деятельности. В результате этой когнитивной трансакции ряд экспансированных слов ком-пьютерного сленга получают статус метаинформационного знания (например: Хакер, Мышка, ник, глюк, Чайник, хакер) и переходят в разряд общего жаргона, т. е. в тот пласт современного русского жаргона, который, не являясь принадлежностью отдельных социальных групп, с достаточно высокой частотностью встречается в языке средств массовой информации и употребляется (или, по крайней мере, понимается) всеми жителями большого города» [2, с. 5]. Активизация использования аббревиа-тур и аналитических прилагательных является свидетельством движения компьютерно-Сетевого язы-ка в сторону аналитизма, что свидетельствует о языковой компетенции коммуникантов в Интернете.

Библиографические ссылки

1. Гридина Т. А. Языковая игра. Стереотип и творчество / Т. А. Гридина. – Екатеринбург : Изд-во «Екате-ринбург», 1996. – 152 с.

2. Ермакова О. И. И др. Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона / под общ. рук. Р. И. Розиной. – М. : Азбуковник, 1999. – 320 с.

3. Земская Е. А. Словообразование как деятельность / Е. А. Земская. – [2-е изд.]. – М. : КомКнига, 2005. – 224 с.


Надійшла До Редколегії 05.04.09

4. Йокояма О. Б. Когнитивная модель дискурса и русский порядок слов / О. Б. Йокояма. – М. : Языки славян. культуры, 2005. – 424 с.

5. Компанцева Л. Ф. Интернет-лингвистика : когнитивно-прагматический и лингвокультурологический под-ходы : монография / Л. Ф. Компанцева. – Луганск : Знание, 2008. – 528 с.

6. Лебедев А. Википедия / А. Лебедев. – Режим доступа : Http://ru. wikipedia. org/wiki/ oly_wars.

7. Мокиенко В. М. Большой словарь русского жаргона / В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. – СПб. : Норинт, 2001. – 720 с.

8. Падучева Е. В. Динамические модели в семантике лексики / Е. В. Падучева. – М. : Языки славян. культу-ры, 2004. – 608 с.

9. Новый словарь компьютерного жаргона / под общ. ред. Д. Садошенко // Авторский сайт В. Филиппова. – Режим доступа : Http://www. phil. nnov. ru/ computer/preface. asp.

10. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса : монография / Е. И. Шейгал. – М. ; Волгоград : Ин-т языкознания РАН ; Волгогр. гос. пед. ун-т, 2000. – 368 с.

11. Шиповская А. А. Репрезентация категории «человек» в сетевом жаргоне (на материале английского и рус-ского языков) : дис… канд. филол. наук: 10.02.19 / А. А. Шиповская. – Тамбов, 2006. – 168 с.

12. Эпштейн М. Словарь ХХI века: расширение русского языка / Сетелюбивые и сетебоязненные / М. Эпштейн // Виртуальная библиотека М. Эпштейна. – Режим доступа : Http://rb. kolokol. ru/epstein1/articles/ Darslova3.


УДК 811.111