Головна Філологія Мовознавство КОГНИТИВНО-ОНОМАСИОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ СО СЛОЖНЫМ АДЪЕКТИВОМ
joomla
КОГНИТИВНО-ОНОМАСИОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ СО СЛОЖНЫМ АДЪЕКТИВОМ
Філологія - Мовознавство

Т. Е. Щеглова Приднепровская государственная академия строительства и архитектуры

На Матеріалі будівельної термінології розглядаються особливості утворення термінологічних словосполучень: Визначаються семантичні відношення між Компонентами Складеного терміна; здійснюється когнітивно-ономасіологічне моделювання термінів-словосполучень зі складним Ад’Єктивом.

На материале строительной терминологии рассматриваются особенности образования терминологических словосочетаний: определяются семантические отношения между компонентами составного термина; осуществляет-Ся Когнитивно-ономасиологическое моделирование терминов-словосочетаний со сложным адъективом.

On the material of the terminology of construction the features of formation of terminology combinations of words are examined: semantic relations between the components of the compound terms are determined; the cognitive-onomasiological modeling of terms-combinations of words is carried out with compound adjectives.

Термины-словосочетания по количеству занимают одно из первых мест почти в любой отрас-левой терминологии (от 60 % до 90 % от всего объема номинативных единиц) [2, с. 141; 3, с. 84; 6, с. 15 и др.] в силу того, что у терминологического словосочетания есть больше возможностей для вы-ражения нужного смысла, чем у простого термина. Составные термины вербализуют максимальный объем информации, отражают системность понятий, как правило, обозначая подвид и иерархическую соподчиненность. Значительное место в их составе занимают номинации, включающие в свой состав сложный адъектив, выраженный прилагательным или адъективированным причастием. Так, в част-ности, в подъязыке строительства термины с такими адъективами составляют около 13% всех состав-ных наименований [10].

Терминологические словосочетания, благодаря своей многокомпонентности, способны обеспе-чить лучший доступ к сознанию индивида, в состоянии показать все связи и отношения, существую-щие между основными концептуальными структурами более наглядно. Важно заметить, что именно словосочетания отражают работу человеческой когниции, процессы категоризации и концептуализа-ции, позволяют представить построение языковых категорий наиболее детально и эксплицитно. По мнению Л. А. Манерко, отражение когнитивных и психологических механизмов, обусловленности выбора человеком «определенных компонентов и конструкций для построения наименования, обо-значающего артефакт, через терминологическое словосочетание в языке современной техники пред-ставляется на сегодняшний день наиболее актуальным аспектом» [6, с. 4]. Именно это обстоятельство предопределило Цель Данного исследования, заключающегося в выявлении когнитивно-ономасиологических механизмов образования составных терминов со сложным адъективом. Реали-зация поставленной цели предусматривает решение следующих Задач: 1) кратко осветить актуальные для данного исследования аспекты изучения составного термина: когнитивный и ономасиологиче-ский, 2) описать семантические отношения между составляющими значение наименования аргумен-тами – ономасиологическим базисом и ономасиологическим признаком, 3) на основе пропозицио-нальных структур знания построить когнитивно-ономасиологиче-ские модели терминологических словосочетаний.

Объектом исследования послужили около 3000 двухкомпонентных терминологических слово-сочетаний со сложным адъективом, извлеченных методом сплошной выборки из различных источни-ков (словарей, учебных пособий и монографий), репрезентирующих подъязык строительства.

Изучение строительной терминосистемы в рамках когнитивного подхода предполагает изуче-ние процесса соотношения мысли с определенной концептуальной категорией, выделение когнитив-но-понятийных концептов профессиональной сферы знаний или деятельности языкового коллектива и определения взаимосвязи между знаниями и познанием и их отражением в языковых единицах. Данный аспект изучения составного термина позволяет определить природу концепта и показать его связь с другими концептуальными структурами, раскрыть концептуальный потенциал предметных имен, указать на ядро и периферию языковой категории, ее прототипическую организацию.

© Щеглова Т. Е., 2008


Ономасиологическое направление является одной из ранних версий когнитивизма в отечест-венной науке. Главная особенность ономасиологического направления – внимание к процессам но-минации, выбору мотивирующей основы. Е. А. Селиванова отмечает, что использование ономасиоло-гического метода в анализе терминологии позволяет установить, как соотносятся понятия, отражен-ные в семантике этих терминологических единиц, подвести обозначаемое под определенную катего-рию, выявить понятийные механизмы образования наименования, характер мотивированности ново-го наименования; он направлен на объяснение связи ономасиологической структуры со структурами знаний об объекте номинации [8, c. 248]. При ономасиологическом подходе к исследованию сложных единиц номинации выделяют три основных категории: ономасиологический базис, ономасиологиче-ский признак и предикат, который связывает базис и признак определенным отношением.

Когнитивный и ономасиологический подходы, по мнению Е. С. Кубряковой, тесно между со-бой связаны, поскольку одним из важнейших вопросов последнего является вопрос о том, какая часть знаний об объекте, переработанная или перерабатываемая сознанием и превращающаяся постепенно в концепт объекта, получает отдельное наименование, или, в других терминах, о том, совокупность каких смыслов становится поводом для их объединения и подведения под определенную материаль-ную последовательность – «крышу» (тело) знака с последующей апробацией обществом скореллиро-ванного с этим телом знака его языкового значения. Осмысление акта номинации с когнитивных по-зиций означает поиски и нахождение ответа на вопрос о том, какие наборы концептов и почему вер-бализуются в данном языке и какая конкретная языковая форма выбирается при этом для решения задачи. Можно полагать также, что теория номинации, сформировавшаяся в языкознании для осве-щения многих из указанных проблем, может рассматриваться как вариант когнитивной теории, а ее достижения могут быть использованы для дальнейшего прогресса и развития когнитивной науки [4, с. 70–71].

Изучение стержневых компонентов анализируемых терминологических словосочетаний пока-зало, что их семантика, отраженная в ономасиологическом базисе, может указывать на конкретную концептуальную предметную, а также процессуальную область: Автосварочный Станок, аварийно-ремонтные Работы, большепролетная Конструкция, возвратно-поступательное Движение, меха-низировано-ручная Трамбовка, слабогидравлическая Известь. Ономасиологический признак может содержать указание на разнообразные категориальные признаки (предметность, процессуальность и непроцессуальность): Арочно-Консольный Мост, Быстросохнущий Лак, Вилообразная Стойка, Высо-Кокачественное Изделие, Многопостовая Электросварка, Погрузочно-разгрузочный Механизм [9, с. 316–318; 10, с. 119–129].

Соотносясь с денотатом через посредство определяемого им существительного, адъектив в большей или меньшей степени зависит от него, и несет в себе его признаковую сущность, отражает свойства базиса, обозначая, как правило, непроцессуальные (атемпоральные) признаки. Семантика стержневого компонента ономасиологического базиса указывает на конкретную концептуальную об-ласть, т. е. базис – это то понятие, которое кладется в основу обозначения какого-либо класса веществ или предметов, процессов, состояний, свойств, качеств. Если базис включает обозначаемое в опреде-ленную категорию, то признак, субкатегоризует, обозначает разновидность объекта базисной пози-ции, сужая, таким образом, источниковое значение базиса. В словосочетании, построенном по моде-ли «адъектив + существительное», сложный адъектив сочетается с базисом атрибутивной связью, со-ставляет с ним единое целое, признак как бы принадлежит объекту, явлению, процессу, хотя основ-ная смысловая нагрузка и категориальное значение приходится на базисный компонент.

Восстановив глубинный предикат, не отраженный или частично отраженный в поверхностной структуре термина, мы выходим на функцию, заданную двумя аргументами: концептуальным харак-тером ядра ономасиологического базиса и концептуальным характером ядра ономасиологического признака. Дж. Миллер, Ф. Джонсон-Лэрд и некоторые другие лингвисты считают, что данный эле-мент репрезентирует определенный концепт или связь между концептом и его аргументом, или меж-ду двумя концептами. Он репрезентирует связь, построенную по типу семантических сетей. Только в этом случае рождается понимание объекта, включенного в семантическую структуру обозначения и его концептуальные составляющие, которые образуют основу наименования [11, р. 246]. Так, Дж. Лакофф отмечал, что «простая пропозиция состоит из онтологии элементов (“аргументов”) и ба-зового предиката, связывающего эти аргументы. Тем самым внешняя структура пропозиции характе-ризуется схемой Часть – целое, Где пропозиция соответствует целому, предикативной части, а аргу-менты – другим частям…» [5, с. 177]. Таким образом, можно определенно сказать, что предикат, свя-зывающий два концепта (по терминологии Дж. Лакоффа «аргументы»), указывает на структуры зна-ния человека об окружающем мире.

Пропозиция, по мнению Н. Н. Болдырева, является наиболее распространенным способом кон-цептуальной организации нашего знания, когда человек как бы налагает на свой опыт, свои знания


Определенную концептуальную структуру-модель в виде базового предиката и его аргументов: базо-вого концепта и признаковой сущности [1, с. 37].

Как отмечает Ю. П. Панкрац, существует противопоставление двух подходов к анализу формы (структуры) представления знаний. Сторонники одной точки зрения выражают сомнение относи-тельно универсальности пропозициональной структуры для отражения различных форм знания. Со-гласно другой, как языковые, так и неязыковые знания репрезентируются в человеческой памяти единой пропозициональной формой. Нужно отметить, что и в современной логике, и в лингвистике понятие пропозиции используется довольно часто, и в последнее время наблюдается, по мнению Ю. П. Панкрац, своеобразный компромисс между сторонниками и противниками пропозициональ-ных форм представления знаний. «Пропозиция как единица репрезентации понимается как своеоб-разная ментальная структура, отражение некоторой ситуации и типов отношений в ней, обобщаемых и организуемых в нашем сознании» [7, с. 84]. Подобное определение дает Л. А. Манерко: «Пропози-ция связывает концепты на глубинном уровне, входя в качестве основы в ментальные продукты соз-нания. Она показывает системность знаний человека об окружающей действительности и о свойст-венных ей закономерностях и отношениях» [6, с. 63]. Такая точка зрения представляется чрезвычайно важной в понимании системной организации исследуемой терминологии, в понимании тех концепту-альных оснований, которые закладываются в процессе формирования основных понятий данной на-учной области. Соотношение формальной и пропозициональной схем выявляет типичные структуры формирования наименований, что в свою очередь дает возможность выявить соотношение понятий в семантике терминов и реконструировать процесс фиксации их в языковом знаке.

Построение когнитивно-ономасиологических моделей осуществлялось на базе двухкомпонент-ных терминологических словосочетаний, образованных по структурной модели «сложный адъектив + существительное». Среди самых частотных моделей следует выделить следующие:

[предмет (целое) состоит из предметов (частей)] – Арочно-Консольный мост, Балочно-Раскосная Рама, вантово-стержневая конструкция, вальцово-челюстная дробилка, Каркасно-Щитовая конст-рукция.

[предмет (целое) состоит из материалов (компонентов)] – Азотно-Калиевая соль, алюмобороси-ликатное стекло, асбобитумный лист, известково-глинистый цемент.

[инструмент выполняет действие над объектом] – Арматурно-Сварочная машина, Балочно-Разрезная система, деревострогальный станок, кромкозагибочный молоток, листогибочная машина.

[инструмент/ локатив используется для процесса (результата)] – Асфальтобетоносмесительная установка, битумоплавильный агрегат, воздухонагревательная печь, водоумягчительная установка, Известеобжигательная печь.

[предмет/ инструмент выполняет действия] – Вентиляционно-охладительный агрегат, дробиль-но-сортировочная установка, защитно-обеспыливающий кожух, режуще-скалывающий расшири-тель.

[предмет/ инструмент/ локатив, предназначен для разового целевого использования] – Воздухо-проводная труба, водозаборная скважина, водомерное стекло, водосбросный тоннель, гвоздезабив-ная машина, грузоподъемный механизм.

[процесс/ инструмент характеризуется способом работы] – Контактно-сварочная машина, кру-говращательное движение, монолитное заполнение, поперечно-строгальный станок.

[процесс/ инструмент характеризуется способом и агенсом действия] – Дробеструйная обра-ботка, дробелитная очистка, пароструйный нагреватель.

[предмет/ инструмент имеет сходство с объектом] – А-образный столб, веерообразная лопасть, Крестовидный теплообменник, V-образное долото, мраморовидное стекло.

[предмет/ инструмент имеет определенную форму] – Криволинейная балка, остроугольная резь-Ба, Полукруглое окно, равнобокий уголок, разностенный тавр.

[предмет имеет свойство подавлять/ останавливать действие объекта] – Воздухонепроницаемая конструкция, звукопоглощающая штукатурка, дымозадерживающий клапан, морозозащитный слой.

[предмет имеет свойство не поддаваться воздействию объектов/ явлений] – Атмосфероустой-чивый материал, взрывонепроницаемый светильник, влагостойкий материал, водоупорный слой.

[предмет/ инструмент/ процесс имеет свойство, характеризуемое темпоральностью] – Быст-ротвердеющий бетон, медленносхватывающийся цемент, быстродействующий смеситель, кратко-временное сопротивление, круглосуточная работа, свежеизготовленный бетон.

[предмет (целое) характеризуется размером предметов (частей)] – Большепролетный мост длиннохвойная сосна, короткомерные пиломатериалы, крупнозернистый гранит мелкокусковой ма-териал.


[предмет/ инструмент/ локатив характеризуется шкалой расположенности в пространстве (ло-кация)] – Верхнеподвесная фрамуга, глубоководный участок, полуглубинная порода, среднеподвесная дверь.

[предмет/ инструмент/ процесс характеризуется степенью свойства] – Высокопрочная армату-ра, высококачественная штукатурка, легкоплавкая пробка, низкокачественная известь, тугоплавкий кирпич.

[предмет/ инструмент (целое) характеризуется количественным составом предметов/ компо-нентов (частей)] – Высокощелочной цемент, двухвальцовый каток, малоэтажные дома, многоароч-ная плотина, многоблочная таль, однолопастная месилка.

[предмет/ инструмент, непосредственно производящий действие] – Самовсасывающий насос, самозакрывающийся клапан, самонесущая конструкция, самосмазывающийся подшипник, самоход-ная тачка.

[предмет, изготовленный из объекта определенный способом] – Бумажно-слоистые пластики, гипсоволокнистый бетон, глиномятная постройка, стекловатные маты.

[процесс используется для действия, направленного на объект] – Берегоукрепительные работы, Дорожно-строительные работы, землечерпательные работы, мостостроительные работы.

[процесс конкретизируется выполняемыми операциями] – Ремонтно-Восстановительные ра-боты, строительно-монтажные работы, экспериментально-исследовательские работы.

[явление/ предмет принадлежит культурам] – Американо-индийская архитектура, англо-романская капитель, индо-магометанский стиль.

[предмет/ локатив предназначен для объектов] – Автогужевая дорога, дымогарная труба, па-роводяной смеситель, Садово-Парковая скульптура.

[предмет/ локатив принадлежит объекту] – Железнодорожная шпала, железнодорожная платформа.

[предмет характеризуется внутренним строением] – Пустотелый кирпич, полнотелый кирпич.

[предмет/ инструмент/ локатив, над которым совершаются действия] – Сборно-разборный ре-зервуар, сборно-разборные леса, сборно-разборная балка.

[предмет/ свойство, получающие характеристику в результате воздействия объекта] – Термо-активная опалубка, термодинамическая устойчивость, термореактивные пластмассы.

Изучение пропозициональных знаний представляется нам чрезвычайно важным аспектом, по-скольку они «являются ценными элементами информации» [6, с. 63]. Во-первых, пропозиции важны как структуры знания об окружающем мире, во-вторых, в них закладывается отношение человека к выбору основной категории, к взаимосвязанным концептам, а также к отражению связей, сущест-вующих между разными предметами или явлениями действительности, и, в-третьих, через набор се-мантических зависимостей рождается коммуникация. А понимание сущности основного концепта каждой предметной области показывает важные концептуальные схемы, которые закладываются в память человека в процессе его знакомства с объективной действительностью.

Таким образом, когнитивно-ономасиологическое моделирование позволяет нам выявить ти-пичные конструкции языковых единиц, отражающие базовые категории, прототипическая организа-ция которых передает характер когнитивной деятельности человека в области строительства. Как видно из проведенного анализа, строительная терминология неоднородна по своему структурному оформлению; ее структурные модели отражают различные отношения, выраженные ономасиологиче-ским базисом и признаком. Было установлено, что для терминологии строительства наиболее типич-ными являются отношения между предметной и процессуальной, признаковой сущностями. Внут-ренняя форма ориентирует на функциональный характер предметов, инструментов. Фокусируется внимание на различных характеристиках предметов, инструментов и процесса, деятельности. Онома-сиологический базис, реализуемый стержневым компонентом термина, отражает такие концепты, как «предмет» («предмет (целое)»), «инструмент», «локатив», «процесс», «явление», «свойство». Онома-сиологические признаки, реализуемые сложным адъективом, отражают такие концепты, как «пред-мет (часть)», «цель», «агенс», «объект», «явление», «форма», «действие», «темпоральность», «раз-мер», «локация», «свойство», «количество», «оценочные признаки», «материал», «строение».

Библиографические ссылки

1. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика : курс лекций по англ. филологии / Н. Н. Болдырев. – Тамбов : Изд-во ТТУ, 2000. – 123 с.

2. Гринев С. В. Введение в терминоведение / С. В. Гринев. – М. : Московск. лицей, 1993. – 309 с.

3. Казарина С. Г. Типологические характеристики отраслевых терминологий / С. Г. Казарина. – Краснодар, 1998. – 272 с.


4. Кубрякова Е. С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зре-ния. Роль языка в познании мира / Е. С. Кубрякова. – М. : Языки славянской культуры, 2004. – 560 с.

5. Лакофф Дж. Когнитивное моделирование / Дж. Лакофф // Язык и интеллект. – М. : Издат. группа «Про-гресс», 1996. – С. 143–184.

6. Манерко Л. А. Язык современной техники: ядро и периферия : монография / Л. А. Манерко. – Рязань, 2000. – 140 с.

7. Панкрац Ю. Г. Пропозициональная форма представления знаний / Ю. Г. Панкрац // Языки структуры представления знаний : сб. науч. тр. – М. : ИНИОН, 1992. – С. 78–97.

8. Селиванова Е. А. Когнитивная ономасиология : монография / Е. А. Селиванова. – К. : Изд-во украинск. фитосоциолог. центра, 2000. – 248 с.

9. Щеглова Т. Е. Семантическая сочетаемость сложных атрибутов в строительной терминолексике / Т. Е. Щеглова // Вісник Дніпропетр. ун-ту. Серія «Мовознавство». – 2004. – Вип. 10. – № 3. – С. 314–321.

10. Щеглова Т. Е. Терминологические словосочетания со сложным адъективом: структурно-семантический и когнитивный аспекты (на материале подъязыка строительства) : дис. … канд. филол. наук / Т. Е. Щеглова.– Дніпропетровськ, 2008. – 257 с.

11. Miller, George F., Johnson-Laird, Philip N. Language and Percepcion. – Cambridge, Mass. : The Belknap Press of Harvard Univ. Press, 1976. – 760 p.

Надійшла До Редколегії 14.04.08


УДК 811.161.1’37