Головна Філологія Мовознавство АББРЕВИАТУРНО-УЗУАЛЬНАЯ ОМОНИМИЯ И ОМОНИМИЯ ИСКОННЫХ И ЗАИМСТВОВАННЫХ АББРЕВИАТУР КАК СРЕДСТВА ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ НА СТЫКЕ ЯЗЫКОВ
joomla
АББРЕВИАТУРНО-УЗУАЛЬНАЯ ОМОНИМИЯ И ОМОНИМИЯ ИСКОННЫХ И ЗАИМСТВОВАННЫХ АББРЕВИАТУР КАК СРЕДСТВА ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ НА СТЫКЕ ЯЗЫКОВ
Філологія - Мовознавство

Л. А. Баранова

Крымский государственный медицинский университет имени С. И. Георгиевского

На Матеріалі абревіатур іншомовного походження розглянуто особливості вживання абревіатурно-узуальної омонімії та омонімії споконвічних і запозичених абревіатур як засобів мовної гри у сучасній російській мові.

Ключові слова: абревіатури іншомовного походження, абревіатурно-узуальна омонімія, мовна гра

На Материале аббревиатур иноязычного происхождения рассмотрены особенности ис­пользования аббревиатурно-узуальной омонимии и омонимии исконных и заимствованных аббревиатур как средств языковой игры в современном русском языке.

Ключевые слова: аббревиатуры иноязычного происхождения, аббревиатурно-узуальная омонимия, языковая игра

Some distinctive features of usage of abbreviation and usual words homonymy and native and Loan abbreviations homonymy as a means of word games are analyzed in the article on the basis of abbreviations of foreign origin.

Keywords: abbreviations of foreign origin, abbreviation and usual words homonymy, word games.

Аббревиация как одно из характерных явлений языка новейшего времени привлекает пристальное внимание исследователей. В современной лингвистике широко представлены работы, посвящённые различным аспектам образования и функционирования аббревиатур как в русском, так и в других языках. Однако изучение противоположного явления - дезаббревиации - «декомпрессии, развёр­тывания аббревиатуры либо в исходное словосочетание, либо в новую языковую единицу с модифицированным сигнификатом» [5, с. 78], а также смежных с ней явлений аббревиатурно-узуальной омонимии и комминуального раскодирования - началось в отечественной лингвистике относительно недавно и проводилось, как правило, на материале одного языка (преимущественно, русского). В нашем предыдущем исследовании [1] на материале исконно русских и заимствованных различными способами аббревиатур рассматривались особенности дезаббревиа­ции на стыке языков. В продолжение указанного исследования в данной статье рассматривается смежное с дезаббревиацией явление аббревиатурно-узуальной омонимии на материале омонимии заимствованных аббревиатур и узуальных слов в языке-доноре и / или языке-реципиенте. Цель Данной работы заключается в исследовании механизмов действия аббревиатурно-узуальной омонимии на стыке языков, Задачи Работы - анализ особенностей их проявления на материале аббре­виатур иноязычного происхождения в современном русском языке.

Аббревиатурно-узуальная омонимия, для обозначения которой используют­ся и иные термины (двойная мотивация, омоакронимия и др.), - сознательное со­здание аббревиатуры или случайное совпадение её по форме с уже существую­щим в языке цельнооформленным словом. По мнению А. Ф. Журавлёва, такая аббревиатура «сознательно ориентирована на реально существующее в языке слово» [4, с. 83], в то время как А. В. Зеленин считает такую «сознательную ори-

© Баранова Л. А., 2012


Ентацию» только частным случаем, а фонетическое или графическое сходство аббревиатуры и апеллятива – внешним, поверхностным, случайным [5, с. 81–82]. Раскодирования аббревиатуры в подобных случаях не происходит, но очевиден рождающий каламбур процесс столкновения аббревиатуры и обычного слова или словоформы. Данное явление, как и дезаббревиация, используется в качестве иг­рового средства выражения экспрессии, причём в русском языке оно имеет ряд специфических особенностей применительно к аббревиатурам иноязычного про­исхождения.

Единого устоявшегося термина для определения подобного явления в со­временной лингвистике пока не выработано. В русской лингвистической тради­ции существовала стройная терминологическая система, в которой различались аббревиатуры инициальные, слоговые и смешанного типа; инициальные, в свою очередь, делились на звуковые, буквенные и звуко-буквенные, а для обозначения сокращений с двойной мотивацией, т. е. аббревиатур, совпадающих по своей форме с узуальными словами, и самого явления в целом служили термины Акро­нимы И Акронимия. Так, например, Н. С. Валгина пишет, что «наметилась новая тенденция в образовании звуковых и буквенных аббревиатур. Это слова с двой­ной мотивацией, слова-акронимы (первые буквы наименования, стянутые вместе, образуют знакомые слова). Они удобны, вызывают привычные ассоциации, бла­гозвучны, запоминаемы. Это своеобразные, придуманные специально омонимы» [3, с. 115]. Однако в последние десятилетия, вероятно, под влиянием зарубежной лингвистики, в которой данный термин имеет более широкое толкование, он стал достаточно активно употребляться и в отечественной лингвистике (сначала в ра­ботах исследователей иностранных языков, а затем и в работах русистов) не толь­ко вместо термина Звуковая аббревиация, но и термина Инициальная аббревиация, и даже иногда как синоним Аббревиации Вообще, что создаёт совершенно недо­пустимое в науке смешение понятий. В результате этого группа сокращений, сов­падающих по форме с узуальными словами, утратила своё чёткое определение, возникла потребность в новом именовании данного явления, и тогда стали возни­кать многочисленные новые термины: Коррелятивная аббревиация (при этом под описание явлений, определяемых данным термином, подпадают не только омо­нимия аббревиатур и узуальных слов, но и дезаббревиация) [2], Узуально-аббревемная омонимия [10], Омоакронимия [10; 12], Двойная мотивация [13; 14], а сами совпадающие в результате подобного явления формы получили названия: Аббревиатуры-омонимы [7; 11], Акронимы-омонимы [2; 8], Омонимы-акронимы [15], Омоакронимы [6; 10; 12]. Приведённые термины, на наш взгляд, не отражают всей сути описываемого явления и, в силу своей нечёткости, могут допускать смешение явлений Омонимии аббревиатур и узуальных слов И Омонимии аббре­виатур. В качестве рабочей версии в рамках данного исследования нами исполь­зуются термин Аббревиатурно-узуальная омонимия (в отличие от Аббревиатурной Омонимии). Оптимальным вариантом был бы, на наш взгляд, возврат к однознач­ному использованию термина Акронимия В его исходном значении, однако по­скольку теперь этот термин прочно отягощён расширительными его толкования­ми, подобный возврат, к сожалению, уже невозможен, и вопрос о новом термине, ёмко выражающем сущность определяемого явления, остаётся пока открытым.

Игровое использование лексической омонимии аббревиатур и собственных или нарицательных имён на материале русского языка описано в целом ряде ра­бот [4–6; 8; 14], авторы отмечают, что намеренное сближение, «маскировка» аб­бревиатуры под обычное слово создаёт каламбур, привносит дополнительные коннотации. Подобные процессы широко распространены и в других языках (в частности, в английском) [2]. Однако что же происходит на стыке языков, в


Процессе заимствования иным языком аббревиатуры, имеющей в родном языке омонимичное узуальное слово? Сохраняется ли связь между членами омонимич­ной пары в процессе переноса аббревиатурной единицы в чужую языковую сре­ду? Наблюдения показывают, что в языке-реципиенте подобная связь почти все­гда утрачивается. Она может быть очевидна для людей, владеющих иностранным языком, из которого заимствована конкретная аббревиатура, но для большинства носителей языка-реципиента подобные нюансы языковой игры остаются «за ка­дром». Приведём ряд иноязычных сокращений, заимствованных различными спо­собами русским языком. В языке-доноре все они имеют омонимичный коррелят в виде узуального слова. Таковы, например, следующие аббревиатуры: ПЕН-Клуб (где ПЕН – транслитерация англ. P.E. N. – сокр. < POets ESsayists NOvelists – букв. ‘поэты – эссеисты – романисты’) – название международного литератур­ного союза, объединяющего собратьев по перу, образует слово, которое указывает на специфику данного объединения (Pen В переводе – ‘перо, ручка’); BASIC (< англ. BEginnerS ALl-Purpose SYmbolic INstruction COde – букв. ‘многоцелевой обучающий символический код для начинающих’ (при этом в английском есть и узуальное слово Basic – ‘Базовый, основной’) – название одного из языков про­граммирования, который используется для обучения начинающих программи­стов; ECU (< англ. EUropean CUrrency UNit ‘европейская валютная единица’ – название европейской расчётной (безналичной) денежной единицы – предшест­венницы ЕВРО). В то же время во французском языке ЙCu – название старинной монеты, использовавшейся во Франции и других странах в эпоху обращения ме­таллических денег.

Совершенно очевидно, что при сознательном формировании омонимичной пары в одном и том же языке узуальное слово подбирается, а аббревиатура со­ставляется таким образом, чтобы вызывать определённые ассоциации либо прив­носить элемент коннотаций экспрессивного характера. Однако в процессе заимст­вования графически не освоенной или транслитерированной аббревиатуры все эти глубинные ассоциации, создающие двуплановость восприятия, семантиче­скую ёмкость, утрачиваются, и аббревиатура переходит в другой язык лишь со своей номинативной составляющей.

В отдельных случаях может заимствоваться не сама аббревиатура, а калька её омонимичной пары – узуального слова. Так произошло, например, с названием одного из подразделений армии США United States Navy SEAL – основного так­тического подразделения Сил специальных операций ВМС США (сокр. < англ. словосочетания SEA, AIr And LAnd – ‘море’, ‘воздух’ И ‘земля’, называющего воз­можные сферы действия данного подразделения). В то же время в английском языке узуальное значение слова Seal: ‘тюлень’, или ‘морской котик’. В русском медийном дискурсе преимущественно используется калькированное название подразделения «Морские котики», ассоциирующееся у русского читателя не с игрой слов в языке-доноре, а, скорее, со спецификой деятельности данного подра­зделения, принадлежащего к ВМС США: «При крушении вертолёта на востоке Афганистана погибло более 30 американских военных, среди которых было 22 спецназовца из части “морских котиков”, военнослужащие которой ликвиди­ровали Усаму бен Ладена» (МК в Укр., 2011, № 33); «“Морские котики”(United States Navy SEAL) – одно из самых подготовленных и оснащённых спецподразде­лений в мире» (МК в Укр., 2011, № 20); «Сформированная из сотрудников ЦРУ, подразделений “Дельта”, SEAL (“Морские котики”) и ССО ВВС группа Task Force-121 нашла и арестовала Саддама Хусейна 13 декабря 2003 г.» («2000», 2011, № 35).


Ещё реже встречаются случаи, когда в процессе заимствования иноязычной аббревиатуры она претерпевает некоторые формальные изменения, в результате чего соотносительные с ней аббревиатурно-узуальные омонимы образуются толь­ко в языке-реципиенте. Так, слоговая аббревиатура HoReCa (сокр. < англ. HoTels, ReStaurants, CaFe – ‘гостиницы, рестораны, кафе’ – обобщённое наименование сферы гостинично-ресторанного бизнеса), заимствованная путём калькирования исходного словосочетания с заменой одного из его компонентов и изменением порядка слов, превратилась в русском языке в КаБаРе – сокр. < КаФе, баРы, РеС-тораны’: «При таких показателях самое время задуматься о расширении бизне­са, тем более что в свете подготовки к Евро-2012 сегменту заведений КаБаРе, а также гостиницам и прочим объектам соцкультбыта прочат рост» (Власть денег, 2008, № 24). Внутренний смысл полученного образования более прозрачен, чем в его прототипе, при этом он обогащён дополнительными коннотациями, свя­занными со словом Кабаре.

Значительный интерес вызывает, на наш взгляд, и крайне редкий случай, когда вновь образованная аббревиатура мотивируется как в языке-доноре, так и в языке-реципиенте средствами иного, третьего языка. Речь идёт о появившейся в последние годы в английском и в заимствовавшем её русском языке аббревиатуре S.P. A. (в русском языке она используется как в латинской графике SPA, так и в кириллическом написании СПА), обозначающей комплекс разнообразных оздо­ровительных процедур, преимущественно связанных с водой. Аббревиатура эта имеет в английском языке узуальный омоним Spa. Заметим, что и доныне в толко­вых и переводных словарях английского языка приводится лишь лексическая единица Spa Со значением ‘минеральный источник, курорт с минеральными ис­точниками’, восходящая к ставшему нарицательным названию бельгийского го­рода Spa, известного своими лечебными минеральными источниками ещё с древ­них времён. Омонимичная аббревиатура появилась в рекламно-коммерческой сфере английского языка лишь на рубеже XX–XXI вв. и стала толковаться как инициальное сокращение латинского выражения Sanitas Per Aquam‘Здоровье через воду’, являющегося, в свою очередь, перифразом второй части известного латинского выражения: «In Vino Veritas, In Aqua – sanitas» – ‘В вине – истина, в воде – здоровье’. В медийно-рекламном дискурсе зачастую встречаются и грам­матически неправильные варианты данного сочетания: Sanitas Pro Aqua”, “Sanus Per Aquam”, “Sanitas Per Aquas”. Наличие подобных вариантов расшифровки дан­ной аббревиатуры также указывает на её новизну и вторичность по отношению к узуальному слову. В последнее время наблюдается тенденция ещё более расши­ренного толкования значения данного образования: в комплекс SPA-процедур включаются уже и разного рода оздоровительные процедуры, с водой не связан­ные (массаж, ароматерапия, фитотерапия, солярий и под.). Приписываемое дан­ной аббревиатуре толкование через латинский язык как бы указывает на древ­ность данного сокращения и, соответственно, на древность традиций предлагае­мых под этим наименованием оздоровительных услуг, что, по замыслу, должно формировать позитивное восприятие потребителя. Совершенно очевидно, что данное образование искусственно создано в рекламных целях, однако в англий­ском языке наличие тематически близкого ему омонимичного узуального слова способствует более ёмкому его восприятию. Русским языком узуальное англий­ское слово Spa Заимствовано не было, но была заимствована и быстро получила широкое распространение в медийно-рекламной сфере аббревиатура с латинским развёрнутым прототипом. Как и в приведённых выше примерах, обусловленная омонимией языковая игра в данном случае очевидна лишь в языке-доноре и не просматривается в языке-реципиенте. Аббревиатура SPA / СПА Употребляется в


Русской письменной речи, главным образом, в структуре биномов (особого рода сложных слов) с аббревиатурным компонентом, где его сочетаемость чрезвычай­но широка и представляет собой открытый ряд: SPA-курорт, SPA-комплекс, SPA-центр, SPA-салон, SPA-технологии, SPA-лечение; СПА-процедуры, СПА-массаж, СПА-косметология, СПА-туризм И т. п. – Местные гостиницы славятся велико­лепным SPA С полным ассортиментом современных косметологических услуг (МК в Укр., 2008, № 33); Пожалуй, самые распространённые виды SPA – это SPA-центр При отеле или SPA-отель, вся инфраструктура которого связана с оздоровлением (АиФ. Здор., 2008, № 34); В дорогих салонах вам предложат са­мые разные виды популярной сейчас СПА-терапии (КП в Укр., 22.08.08)» [1, с. 277–279].

В качестве приёма языковой игры может использоваться не только аббреви-атурно-узуальная, но и аббревиатурная омонимия – сознательное столкновение в одном контексте двух омонимичных аббревиатур: например, заимствованной ка­ким-либо способом и исконно русской, которая может быть и окказиональной. Сравним, например, использование двух омонимичных форм аббревиатуры ВВП – заимствованной путём калькирования (< англ. GDP – сокр. < Gross Domestic Product) и русской окказиональной: «ВВП. В новоязе “нулевых” эта аббревиату­ра имеет сразу два значения: валовой внутренний продукт и Владимир Владими­рович Путин. Оба словосочетания связаны неразрывно. Именно ВВП одушевлён­ный весной 2003-го в послании Федеральному собранию ввёл ВВП неодушевлённый в обиход, поставив приоритетную для страны задачу – удвоить ВВП за бли­жайшие 10 лет» (S7. Журнал для авиапассажиров, 2007, № 8). Приведём ещё один пример, когда в одном контексте сочетаются графически не освоенная рус­ским языком иноязычная аббревиатура – технический термин из области инфор­матики, с одной стороны, и сокращение переведённого на английский язык рус­ского наименования политической партии, с другой. Создание омографа в данном случае совершенно очевидно продиктовано условиями контекста: «CPU = КПУ?» (название статьи о новых способах предвыборной борьбы КПУ с использованием интернет-ресурсов). …Эксперимент в Интернете начался. Пойдёт ли он на поль­зу Компартии, зависит только от неё – насколько сама она готова пойти на­встречу новому поколению. И очень важно понимать и постоянно иметь в виду, что этому поколению ближе, интереснее и привлекательнее идеи не пролетар­ской, а научно-технической революции. Ибо нынешняя молодёжь – это поколение CPU (CPU, Central Processing Unit – официальное название компьютерного про­цессора). Значит, им будет легче запомнить (а коммунистам – объяснить), что CPU – это также Communist Party Of Ukraine. («2000», № 44, 2008).

Проделанный анализ игрового использования заимствованных аббревиатур и их омонимов в русском языке приводит к Выводу, что механизмы аббревиатур-но-узуальной омонимии на стыке языков имеют ряд специфических черт по срав­нению с подобным процессом в одном языке. Изучение и описание этих механиз­мов является одним из аспектов комплексного исследования аббревиатур ино­язычного происхождения в современном русском языке.

Библиографические ссылки

1. Баранова Л. А. Особенности дезаббревиации исконных и заимствованных аббревиа­тур в современном русском языке / Л. А. Баранова // Уч. зап. Таврич. нац. ун-та им. В. И. Вернадского. – Симферополь, 2011. – Т. 24 (63), № 1, ч. 1. – С. 317–323.

2. Борисов В. В. Аббревиация и акронимия. Военные и научно-технические сокращения в иностранных языках / В. В. Борисов. – М. : Воениздат, 1972. – 320 с.


3. Валгина Н. С. Активные процессы в современном русском языке : уч. пособие для студентов вузов / Н. С. Валгина. – М. : Логос, 2001. – 304 с.

4. Журавлёв А. Ф. Технические возможности русского языка в области предметной номинации / А. Ф. Журавлёв // Способы номинации в современном русском языке. – М., 1982. – С. 45–109.

5. Зеленин А. В. Дезаббревиация в русском языке / А. В. Зеленин // Вопросы языкозна­ния. – 2005. – № 1. – С. 78–97.

6. Косарева О. Г. Аббревиатуры как одно из средств экономии и экспрессии речи (на материале современной прессы) / О. Г. Косарева // Иностранные языки в школе. – 2004. – № 2. – С. 85–89.

7. Костюков В. М. Об одной разновидности индивидуально-авторских слов / В. М. Костюков // Русский язык в школе. – 1986. – № 4. – С. 93–97.

8. Лейчик В. М. Пиар и другие аббревиатуры / В. М. Лейчик // Русская речь. – 2002. – № 5. – С. 40–44.

9. Леонович О. А. Дезаббревиация в английском языке / О. А. Леонович // Иностранные языки в школе. – 2007. – № 8. – С. 71–74.

10. Липатов А. Т. Омонимия и аббревиация / А. Т. Липатов // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. – 1984. – № 3. – С. 50–56.

11. Минакова М. А. Омонимичные слова-аббревиатуры в литературном языке советской эпохи / М. А. Минакова // Русский язык в школе. – 1985. – № 6. – С. 99–101.

12. Сахибгиреева Л. В. Проблемы аббревиации в разноструктурных языках: дериваци­онно-номинативные аспекты : дисс. ... канд. филол. наук / Л. В. Сахибгареева. – Уфа, 1998. – 134 с.

13. Светличная Н. О. Аббревиация и дезаббревиация в современном русском языке: лингвопрагматический аспект : дисс. … канд. филол. наук / Н. О. Светличная. – Рос­тов-на-Дону, 2009. – 155 с.

14. Стахеева А. В. Аббревиация : словопроизводство и словотворчество (на материале русского языка конца XX – начала XXI века) : автореф. дисс. … канд. филол. наук / А. В. Стахеева. – Ростов-на-Дону, 2008. – 24 с.

15. Ярмашевич М. А. Образование и функционирование аббревиатур в газетно-публицистическом и научном стилях (к проблеме соотношения кода и текста) : авто-реф. дисс. ... канд. филол. наук / М. А. Ярмашевич. – Саратов, 1990. – 16 с.

Надійшла До Редколегії 22.11.11


УДК 81’42

Похожие статьи