Головна Філологія Мовознавство ГЕШТАЛЬТ И ЕГО ВЫРАЖЕНИЕ В ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦАХ
joomla
ГЕШТАЛЬТ И ЕГО ВЫРАЖЕНИЕ В ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦАХ
Філологія - Мовознавство

А. В. Ходоренко

Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара

Зроблено спробу охарактеризувати новий антропонім - Найменування груп осіб (НГО) - З позицій когнітивних наук. Обговорено поняття лінгвістичного гештальту на прикладі НГО. Наведено приклади, що ілюструють деякі робочі механізми побудови імені.

Ключові слова: антропонім, лінгвістичний гештальт, найменування груп осіб.

Предпринята попытка охарактеризовать новый антропоним - наименование групп лиц (НГЛ) - с позиций когнитивных наук. Обсуждено понятие лингвистического гештальта в приложении к НГЛ. Приведены примеры, иллюстрирующие некоторые рабочие механизмы построения имени.

Ключевые слова: антропоним, лингвистический гештальт, наименование групп лиц.

This article attempts to characterize a new anthroponym - the name of a group of people (NGP) - from the standpoint of cognitive sciences. The notion of the linguistic gestalt is discussed as applied to NGP. Some examples are given which illustrate the mechanisms at work in name construction.

Keywords: anthroponym, linguistic gestalt, name of a group of people

Объектом настоящего исследования являются коммерческие и некоммер­ческие антропонимы нового времени: имена групп людей, объединенных по раз­личному признаку (профессиональному, по признаку общности интересов и предпочтений, по признаку общности рода деятельности и др.) Проблема, кото­рая в общем виде ставится в данной статье, - описание некоторых когнитивных механизмов построения наименований групп людей (далее - НГЛ), в частности, обсуждение понятия гештальта. Актуальность исследования определяется не­разработанностью когнитивных аспектов функционирования современной антро­понимики.

В современной науке, обращающейся к понятиям когнитивистики в поисках ответа на нерешенные проблемы, связанные с познанием действительности и преобразованием её в языковую форму, разработкам подверглись концепт как когнитивная единица знания (см. [13]), фрейм и сценарий [13] как единицы пред­ставления знаний в языке (см. [14]). Дж. Лакофф описал идеализированные ког­нитивные модели познания (восприятия и воспроизводства действительности), однако такое понятие, как лингвистический гештальт, до сих пор не разработано. Для описания конструктов НГЛ необходимо решить ряд задач, а именно: на при­мере НГЛ дать описание особенностей и составляющих понятия гештальта.

На вопрос, почему в исследовании НГЛ нас заинтересовало понятие геш­тальта, можно дать следующий ответ: наименования групп лиц (НГЛ), образован­ные в результате метонимического переноса разнообразные наименования групп лиц, представляющих организации различных форм собственности (АО, ООО, ЗАО, ЧФ и др.), например, ООО Премьер, АО Стеклобум, Творческие коллективы Не пара, Пара нормальных; Образованные в результате метонимического перено­са значения названия проектов, например: Студия 95 квартал, Ансамбли ВИ Агра, Не пара, Интернетовские группы Выйти замуж не напасть, как бы замужем не пропасть И т. п.), воплощают в себе некий образ, природа которого соприкасается

© Ходоренко А. В., 2011


С когнитивным аппаратом и интенсионалом автора, а также категориями внешней действительности. Основываясь на положениях, изложенных в работах отечест­венных и зарубежных лингвистов [1–7, 10–14], мы предполагаем, что лингвисти­ческий гештальт НГЛ может быть описан посредством исследования картины ми­ра языковой личности, выступает фактором оценочности и категоризацией экст­ралингвистической реальности.

Язык есть инструмент категоризации вещей экстралингвистической реаль­ности. Когнитивный инструментарий языка (фреймы, сценарии, модули) делает возможным сведение предметов в простые и сложные категории области рацио­нального и Иррационального. Область иррационального представляет особый ин­терес, поскольку затрагивает эмоциональную сферу, всегда трудно объяснимую и никогда до конца не постижимую. Однако категории именно этой сферы вопло­щаются, по нашим наблюдениям, во многих НГЛ. Наш тезис заключается в том, что в НГЛ заключен некий эмоциональный интенсионал. Чтобы подтвердить или опровергнуть этот тезис, необходимы дополнительные исследования, в частности, из области гештальт-теории и гештальт-психологии. Разработок требуют понятия концепта, фрейма, гештальта и образа в применении к языковым единицам.

Концепт есть комплексная единица мыслительной деятельности, которая «поворачивается разными сторонами», актуализируя в процессе мыслительной деятельности либо свой понятийный уровень, либо фреймовый, либо схематиче­ский, либо представление, либо разные комбинации этих концептуальных сущно­стей. Представления, концепты с помощью схем, фреймов переплетаются как в мыслительной деятельности человека, так и в его коммуникативной практике, бу­дучи облечены в языковую форму выражения, создавая целостную Гештальтную Структуру в языковом выражении.

Термин Гештальт Заимствован из теории Курта Левина (см. [8]). В разных источниках приводятся многообразные определения гештальта, однако суть этого концепта наиболее доступно раскрывают слова Макса Вертгеймера: «Есть слож­ные образования, в которых свойства целого не могут быть выведены из свойств отдельных частей и их соединений, но где, напротив, то, что происходит с какой-нибудь частью сложного целого, определяется внутренними законами структуры всего целого» (цит. по: [10]).

Одним из ярких тому примеров, по Келлеру, является мелодия, которая уз­нается даже в случае, если она транспонируется на другие элементы. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаем её. Но если состав её элементов изменится, мы все равно узнаем мелодию, как ту же самую. «Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с Суммами» (цит. по: [10]). Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем «Гештальт» (см. [8; 10]).

Гештальтпсихология возникла из исследований по проблематике теории восприятия. В центре её внимания – характерная тенденция психики к организа­ции опыта в доступное пониманию целое. Например, при восприятии букв с «ды­рами» (недостающими частями) сознание стремится восполнить пробел, и мы уз­наём целую букву.

Гештальтпсихология обязана своим появлением немецким психологам Максу Вертгеймеру, Курту Коффке и Вольфгангу Кёлеру, выдвинувшим про­грамму изучения психики с точки зрения целостных структур – гештальтов. Вы­ступая против выдвинутого психологией принципа расчленения сознания на эле­менты и построения из них сложных психических феноменов, они предлагали


Идею целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов. По мнению этих теоретиков, предметы, составляющие наше окружение, воспри­нимаются чувствами не в виде отдельных объектов, а как организованные формы. Восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. Собственно гештальт являет собой функциональную структуру, упорядочивающую многообразие отдельных явлений (цит. по: [10]).

Так, из вышесказанного понятно, что целостная структура, или гештальт, - это сложная взаимосвязь и вербального, и невербального, - языковых знаков и концептов, воплощаемых в языковые формы.

Чтобы обменяться концептами и их сочетаниями как результатами мысли­тельной деятельности, необходимо эти концепты вербализировать, т. е. назвать, выразить языковыми знаками, заместить знаками. Для часто обсуждаемых кон­цептов есть системные единицы, которые говорящий может использовать, подоб­рав нужную единицу из имеющихся в языке. Для более редко эксплицируемых, системно не номинированных, в том числе и для индивидуально-авторских кон­цептов могут понадобиться развернутые словосочетания и даже тексты – науч­ные, энциклопедические, дефинирующие.

Теоретически одно и то же слово может в разных коммуникативных усло­виях репрезентовать, представлять в речи разные признаки концепта – в зависи­мости от коммуникативных потребностей, от объема, количества и качества той информации, которую говорящий хочет передать в данном коммуникативном ак­те. Соответственно, когда концепт получает языковое выражение, то те языковые средства, которые использованы для этого, выступают как средства вербализации, языковой репрезентации, языкового представления концепта. Концепт репрезен­тируется в языке: 1) словами и фразеологизмами; 2) словосочетаниями; 3) структурными и позиционными схемами предложений, несущими типовые пропозиции или синтаксические концепты; 4) текстами (при экспликации абст­рактных, индивидуально-авторских концептов).

Приведем примеры НГЛ-лексем: ООО Сибирь, АО Триада. Уточним, что лексемы «Сибирь», «Триада» входят в состав соответствующих словосочетаний, образованных по модели ООО + Сибирь, АО + Триада. Примеры НГЛ-метафор: Хоккей – это жизнь, Дети – это счастье! Дети – цветы жизни! Ты – плюшевый!

В фактическом материале нашего исследования, в частности в пространстве интернетовских наименований групп людей, встречаются НГЛ-предложения и НГЛ-сжатые тексты, например: Никто замуж не берет, Не люблю Дом - 2 и Ксению Собчак, Такие важные слова; Капкан… Бойтесь своих желаний. Они сбываются.

Таким образом, языковой знак-НГЛ, с позиций когнитивных наук, пред­ставляет концепт в языке, в общении. НГЛ своим значением передает несколько основных концептуальных признаков, релевантных для скрытого в НГЛ сообще­ния, которым, например, может быть информация о роде деятельности группы лиц (организации) ООО Металлопластиковые окна, АО Салон красоты Галатея, интернет-группа Мамашки двойняшек И др. Слово является средством доступа к концептуальному значению, и, получив через слово этот доступ, мы можем под­ключить к мыслительной деятельности и другие концептуальные признаки (суще­ствующие в значении как периферийные, скрытые, вероятностные, ассоциатив­ные семы). Слово, таким образом, как и любая номинация, – это ключ, откры­вающий для человека концепт как единицу мыслительной деятельности и делаю­щий возможным воспользоваться им в мыслительной деятельности.

В языке один и тот же концепт репрезентирован самыми разными словами, синонимами, симилярами (в терминологии Ю. В. Чепель [12], словами, которые субъективно переживаются как имеющие сходное значение), дефинициями в раз-


Личных словарях, типовыми пропозициями в высказываниях, текстами, посвя­щенными экспликации тех или иных концептов. Один из важнейших тезисов ког­нитивной лингвистики состоит в том, что именно концепт определяет семантику языковых средств, использованных для его выражения. Исследование же струк­туры концепта как мыслительной единицы не входит в задачи когнитивной лин­гвистики, которая дает лишь материал для такого исследования. Представляется, что языковые средства позволяют наиболее простым способом выяснять признаки концептов.

Исследования гештальтной структуры вербализованного концепта в НГЛ отдельных возрастных, половых, социальных Групп людей И слоев населения по­могут проанализировать историческую динамику развития и формирования кон­цепта в национальном сознании – через изучение языковой и речевой репрезента­ции концепта в диахронии языкового феномена НГЛ. В парадигме современных антропологических и антрополингвистических исследований анализ феномена НГЛ с позиций когнитивизма и гештальтизма позволяет представить себе дина­мику развития соответствующего концепта в обществе, понять специфику ме­няющейся языковой личности.

Применительно к материалу нашего исследования, мы говорим больше о синхроническом анализе репрезентации того или иного концепта в синхрониче­ском срезе языка. НГЛ определенным образом представляет концепты своих ав­торов, индивидуумов, носителей современного языка и культуры. Представляет особый интерес конкретный план выражения концептов в языке. Гештальт – ком­плексная целостная функциональная структура, упорядочивающая многообразие отдельных явлений в сознании и «доставляющая» концепт из глубин индивиду­ального сознания «на поверхность» языкового выражения вербального знака, в данном случае – НГЛ, представляет собой целостный образ, совмещающий чувст­венные и рациональные элементы, а также объединяющий динамические и стати­ческие аспекты отображаемого объекта или явления. Гештальты объединяют представления, фреймы, схемы, сценарии [14]. Таким же образом, НГЛ-вербальный знак, новая ономастическая единица, объединяет представления ин­дивидуума-автора НГЛ, фреймы представлений знаний об окружающем мире, всевозможные сценарии действий, связанных с образом, воссоздающимся в НГЛ. Перспективой исследования является дальнейшая разработка понятия лингвисти­ческого гештальта на примере НГЛ.

Библиографические ссылки

1. Апресян А. А. Лексическая семантика. Синонимические средства языка / А. А. Апресян. – М. : Академия, 1974. – 445 с.

2. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт / Н. Д. Арутюнова. – М. : Наука, 1988. – 367 с.

3. Балли Ш. Французская стилистика / Ш. Балли. – М., 1961. – 289 с.

4. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценок / Е. М. Вольф. – М. : Наука, 1985. – 456 с.

5. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. – М. : Наука, 1987. – 356 с.

7. Левин К. Уровень притязаний / К. Левин, Т. Дембо, Л. Фестингер, П. Сирс // Психо­логия личности. – М. : МГУ, 1982. – С. 86–93.

8. Маслова В. А. Лингвокультурология / В. А. Маслова. – М. : Академия, 2001. – 179 с.

9. Степанов С. C. Разум в поисках целостности / С. С. Степанов. - Режим доступа : Http://psyjournals. ru/authors/a1155.shtml.


10. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокульту-рологический аспекты / В. Н. Телия. – М. : Школа «Языки русской культуры», 1996. – 367 с.

11. Чепель Ю. В. Специфика синонимии в Интернет-коммуникации : автореф. дис. … канд. филол. наук : спец. 10.02.19 «Теория языка» / Ю. В. Чепель. - Курск, 2009. - 23 с.

12. Fillmore C. J. Frame semantics / C. J. Fillmore. – Seoul : SPH, 1982. – P. 111–137.

13. Lakoff G. Linguistic gestalts / G. Lakoff. – Chicago : Chicago university press, 1977. – V. 13. – P. 236–287.

Надійшла До Редколегії 24.03.11


УДК 811.161.2’367.32