Головна Філологія Мовознавство СТРУКТУРНЫЕ И КОГНИТИВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ ИННОВАЦИЙ
joomla
СТРУКТУРНЫЕ И КОГНИТИВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ ИННОВАЦИЙ
Філологія - Мовознавство

А. В. Галаева

Херсонский государственный университет

Розглянуто основні методи аналізу лексичних інновацій з позицій семасіології і онома-сіології. Наведенo приклади аналізу лексичного значення слова як двостороннього явища -З'єднання структури і абстрактної ідеї. Такий двосторонній підхід допомагає більш повно роз­крити значення слів, показати семантичну деривацію в динаміці, дати повніший і чіткіший набір характеристик фрейма.

Ключові слова: структурна лінгвістика, когнітивна лінгвістика, семантична деривація, компонентний аналіз, фреймовий аналіз.

Рассмотрены основные методы анализа лексических инноваций с позиций семасиоло­гии и ономасиологии. Приведены примеры анализа лексического значения слова как двусто­роннего явления - соединения структуры и отвлеченной идеи. Такой двусторонний подход помогает более полно раскрыть значения слов, показать семантическую деривацию в дина­мике, дать более полный и четкий набор характеристик фрейма.

Ключевые слова: структурная лингвистика, когнитивная лингвистика, семантическая деривация, компонентный анализ, фреймовый анализ.

In the article the basic methods of analysis of lexical innovations are presented from positions of semasiology and onomasiology. Examples of analysis of lexical meaning of word are made as the bilateral phenomenon are connections of structure and abstract idea. Such bilateral approach helps more fully to expose the meaning of words, to show semantic derivation in dynamics, to give more complete and clear set of descriptions of frame.

Keywords: structural linguistics, cognitive linguistics, semantic derivation, component analysis, frame analysis.

Лексические инновации одновременно являются объектом внимания сема­сиологии и ономасиологии. Попытку рассмотреть лексические единицы с обеих позиций предпринимали многие исследователи, в частности В. Н. Телия, Е. С. Кубрякова, Н. Ф. Алефиренко, А. П. Бабушкин, Н. Н. Болдырев и др. Появ­ление у слова нового значения с позиции семасиологии воспринимается как про­цесс семантической деривации, основанный на структурных связях языка. С другой точки зрения - ономасиологической - новое значение слова является ре­зультатом когнитивной мыслительной деятельности номинатора, который, опира­ясь на собственные познания об окружающей действительности и чувственный опыт, совершает вторичную номинацию, связывая новое понятие с языковой кар­тиной мира на основе метафорического или метонимического переноса. Объеди­нение двух подходов позволяет более полно и широко исследовать лексические инновации [12, с. 20-23]. Данные точки зрения представлены в структурной и когнитивной лингвистике соответственно.

Основатель московской школы структурной лингвистики Ю. Д. Апресян полагает, что описать структуру языка возможно посредством определения его элементарных единиц на всех уровнях анализа, классы данных элементарных единиц, а также законы сочетания элементов различных классов [2, с. 50]. Решить названные задачи на лексическом уровне лингвисту позволяют нижеизложенные структурные методы. Так, представители структурной лингвистики языковые

© Галаева А. В., 2011


Единицы рассматривают на синхроническом уровне на основе связей и отноше­ний между ними, а лексическое значение слова представляют как некую иерархи­ческую многокомпонентную структуру. На основе синтагматических связей в структурной лингвистике используются такие методики, как дистрибутивный анализ, валентностный анализ, контекстологический анализ. Опишем каждую ме­тодику в нескольких словах применительно к лексическому уровню языка.

Начало Дистрибутивному анализу Положил американский лингвист З. Харрис в работе «Методы структурной лингвистики». Под дистрибуцией язы­кового знака Ю. Д. Апресян понимает сумму всех окружений, в которых знак встречается, т. е. сумму различных позиций элемента относительно других эле­ментов языковой системы [2, с. 48–49]. Под дистрибутивным анализом лексиче­ской единицы понимают исследование лексемы на основе суммы окружений (ди­стрибуций), в которых она встречается относительно других слов, т. е. ее соче­таемость с другими лексическими единицами.

В лингвистику термин Валентность Был введен в 1948 году С. Д. Кац-нельсоном, который понимал валентность как свойство слов присоединять к себе другие слова. При Валентностном анализе Исследуется комбинаторная способ­ность слов вступать в логические связи с другими лексическими единицами, при­чем важным является изучение имплицитно выраженных и содержащихся в са­мом слове указаний на необходимость употребления его в речи с другими слова­ми, связанными с ним определенными связями.

Теорию и методику контекстологического анализа развивала Н. Н. Амосова. В ходе Контекстологического анализа Изучается контекст, в котором встречает­ся слово, и то, как он влияет на данное слово. Подробнее эта методика описана И. В. Арнольд [1].

Одним из самых востребованных методов изучения семантики лексических единиц в структурной лингвистике признают Компонентный (семный) анализ, который опирается на парадигматические связи в структуре языка. Как известно, впервые метод компонентного анализа предложили и разработали американские антропологи У. Лаунсбери и Ф. Гудинаф при изучении языков американских ин­дейцев. Изначально методика компонентного анализа представляла собой сравне­ние слов по парам, сопоставление их по неким признакам. Показательным для та­кого понимания является тезис У. Эко: «Структурная семантика, разрабатывая понятие семы, стремится выделить единицы значения, организуя их в систему оппозиций, которая и стала бы их основанием» [14, с. 403]. Однако поскольку строго упорядоченных систем в лексике мало, была найдена более универсальная методика компонентного анализа – анализ с опорой на словарные дефиниции.

Необходимо отметить, что единого подхода к методике проведения анализа, принципов выделения компонентов содержания значения лексических единиц нет. Если для исследователя важна лексическая сочетаемость слова, способы группировки сем, место каждой семы в структуре значения, векторные отношения между семами, то для объяснения структурной организации сем в компонентной структуре значения слова исследуются синтаксические свойства слов, их соче­таемость, синтагматика. Если же проводить компонентный анализ с эмпириче­ской точки зрения на основе предметно-логических связей, то на первый план вы­ступает уровень понятий, т. е. умение лингвиста описать объективную действи­тельность терминами компонентного анализа. Такой подход часто критикуется по причине необъективности языковеда. Универсальным способом компонентного анализа признается анализ с опорой на словарные дефиниции. Так, И. В. Арнольд сводит компонентный анализ с опорой на словарные дефиниции к передаче зна­чения одного слова с помощью других, причем определяющее имеет больше эле-


Ментов, чем определяемое, и всегда классифицирует, позволяя выделить иерар­хию сем в составе значения, образуя иерархически построенное единство. Мето­дика проведения компонентного анализа сводится лингвистом к указанию бли­жайшего рода или класса, к которому относится предмет, и указанию видовых от­личий, признаков, отличающих предмет от других предметов того же класса [3, с. 52–53]. К. В. Землякова утверждает, что «компонентный анализ значений есть анализ иерархически упорядоченной структуры значения» [4, с. 86]. М. П. Кочерган под компонентным анализом понимает «систему приемов лин­гвистического изучения значений слов, суть которой состоит в расщеплении зна­чения слова на составляющие компоненты, которые называют семами, семанти­ческими множителями (Ю. Н. Караулов) и редко маркерами» [6, с. 385], фигурами содержания (Л. Ельмслев), семантическими компонентами (У. Вейнрих), базовы­ми реляционными понятиями (Э. Сепир), дифференциальными признаками, но-эмами, элементарными смыслами (Ю. Д. Апресян), семемами, семантическими параметрами, т. е. «минимальными составными частями информации, которую несет единица языка» [4, с. 87]. Так, Ю. Н. Караулов предлагает определение се­мантического множителя – элементарные единицы содержательного плана, кото­рые, соединяясь друг с другом в различных комбинациях и числе, задают значе­ние любого слова в языке [5, с. 6]. Все же большинство лингвистов употребляет термин «сема». Н. Ф. Алефиренко под семой понимает «репрезентированные в языковой семантике признаки наименованного предмета (явления, ситуации)» [1, с. 134], мельчайший смысловой элемент языкового значения.

В методике компонентного анализа выделяют разное количество сем, дис­куссионными остаются вопросы о функциях и свойствах сем. Д. Н. Шмелев выде­ляет 3 вида сем: интегральные семы (архисемы), дифференциальные семы и по­тенциальные семы [13]. М. П. Кочерган описывает 6 видов сем: классему (катего­риальную сему), архисему, дифференциальную сему, интегральную сему, потен­циальную сему и градуальную сему [6, с. 387–388]. Определяя основные функции сем, Н. Ф. Алефиренко предлагает более подробную их классификацию. С точки зрения иерархической зависимости выделяются Архисема (общая для некой груп­пы слов сема родового общения), Дифференциальная сема (дифференцирующая смысловые признаки), составляющие интенсионал, или ядро значения, Потенци­альные (околоядерная зона значения) и Скрытые (периферийная зона значения) семы – импликационал. С позиции соотнесенности / несоотнесенности с элемен­тами плана выражения разграничивают Эксплицитные И Имплицитные Семы. Еще выделяют Релевантные (основные, обязательные) и Нерелевантные (неосновные) семы. На основе парадигматических и синтагматических свойств различают семы Описательные, отражающие собственные свойства реалий (размеры, устройства, форму, внешний вид и т. п.), и Относительные, выражающие различные отноше­ния, реляции (пространственные, временные, функциональные и др.). По характе­ру передаваемой информации и прагматическому статусу различают семы, отно­сящиеся к Денотативному, т. е. предметно-логическому, значению слова, и Кон-нотативные, отражающие прагматику акта коммуникации, связанные с оценкой, которую говорящий дает предмету речи, с его эмоциональным состоянием, жела­нием воздействовать на собеседника, с обстановкой акта общения, определяющей его функционально-стилистическую окраску. И, наконец, коннотативные семы бывают Оценочными; эмотивными (выражают восхищение, симпатию, презре­ние); стилистическими [1, с. 53, с. 200–202]. Кроме того, О. Н. Селиверстова, И. А. Стернин, Р. С. Гинзбург предлагают более сложные классификации семной структуры лексического значения слова, которые не рассматриваются нами в свя­зи с ограничениями, налагаемыми рамками статьи.


Отметим, что метод компонентного анализа представляется интересным сторонникам коммуникативной и когнитивной лингвистики. Например, М. В. Пименова отмечает, что двуплановость истолкования термина Концепту­альный анализ Позволяет ряду исследователей говорить о концептуальном ана­лизе при исследовании ключевых слов культуры даже в тех случаях, когда их описание производится с использованием методов компонентного анализа, мето­да лексико-семантического поля или ассоциативного эксперимента [9, с. 62].

Так, А. П. Бабушкин, понимая концепт как «дискретную единицу коллек­тивного сознания, которая хранится в национальной памяти носителей языка в вербально обозначенном виде» [7, с. 53], предлагает методику обнаружения кон­цептов, строящуюся на лингвистическом подходе к их описанию. Лингвист рас­сматривает семантическую структуру слова в виде двух планов образования: ма­териального (лексемы) и идеального (семемы). Доступ к сфере идеального в язы­ке и выявление концептов происходит посредством анализа семем. Автор предла­гает определять тип концепта на основе анализа словарной дефиниции лексемы, а затем по характеру сем, эксплицируемых в словарном определении, делать выво­ды о различиях в концептах, стоящих за конкретными языковыми единицами [7, с. 52–57].

Нам представляется, что концептуальный анализ – особый метод исследо­вания языковых единиц когнитивной лингвистикой, который имеет собственную методику проведения. Например, М. В. Пименова понимает концептуальный ана­лиз как «один из распространенных способов реконструкции языковой картины мира, представляющий собой анализ метафорической сочетаемости слов абст­рактной семантики, выявляющей «чувственно воспринимаемый», «конкретный» образ, соответствующий в наивной картине мира данному абстрактному понятию и обеспечивающий наличие в языке определенного класса словосочетаний (будем условно называть их метафорическими) [9, с. 64].

И. А. Стернин, сделав оговорку, что концепт представляет собой структуру, включающую ядро и интерпретационное поле, предлагает следующие шаги кон­цептуального анализа. Необходимо определить интересующий концепт, выделить ключевые слова-репрезентанты данного концепта, детально проанализировать семантику и сочетаемость лексем этих единиц. Выявленные семы отождествля­ются с концептуальными признаками, семемы – с контекстуальными слоями, спо­собы категоризации (когнитивные метафоры) интерпретируются как когнитивные признаки. Затем выстраивается структура концепта [7, с. 58–65].

М. В. Пименова предлагает исследовать концепт в несколько этапов. Пер­вый этап – анализ внутренней формы слова, репрезентирующего концепт. Второй этап – анализ лексического значения. Третий этап – выявление синонимического ряда лексемы – репрезентанта концепта. Четвертый этап – описание способов ка­тегоризации концепта в языковой картине мира. Обычно выделяется два способа категоризации концептов – через онтологические и гносеологические категории. Пятый этап – анализ функциональных признаков. Шестой этап – определение об­разных способов концептуализации как вторичного переосмысления лексемы (со­четаний лексем, их дериватов) – репрезентанта концепта, исследование концепту­альных метафор. Седьмой этап исследования заключается в выявлении категори­альных признаков пространства и времени в структуре изучаемого концепта. Восьмой этап – выявление ценностных признаков концепта. Девятый этап – ис­следуются сценарии, событие, разворачивающееся во времени и/ или пространст­ве, предполагающее наличие субъекта, объекта, цели, условий возникновения, времени и места действия [9, с. 74–75].


Таким образом, наглядно видно, что единого подхода к проведению мето­дики концептуального анализа нет. Однако мы хотим подробнее остановиться на Фреймовом анализе Семантики лексических инноваций, т. к., имея междисцип­линарный характер, данный вид анализа дает возможность объяснить языковые явления с точки зрения когнитивной лингвистики. Фреймовая семантика выделя­ется как многоуровневая теория значения, которая использует пропозициональ­ные модели структурирования знаний. Когнитивные структуры типа фреймов впервые разработал М. Минский, а к нуждам лингвистики понятие фрейма адап­тировал Ч. Филлмор в середине 70-х годов. Так, Н. Н. Болдырев полагает, что фреймовый анализ – это метод исследования взаимодействия семантического пространства языка (языковых значений) и структур знания, мыслительного про­странства. Данная методика позволяет моделировать принципы структурирования и отражения части человеческого опыта, знаний в значениях языковых единиц, способы активации общих знаний, обеспечивающих понимание в процессе язы­ковой коммуникации [7, с. 30–35]. Несколько другое понимание предложено Ж. В. Никоновой, которая считает фрейм универсальной категорией, содержащей знания и опыт человека о мире и характеризующейся формальностью и энцикло-педичностью. Фреймы содержат четко структурированные основные и потенци­альные сведения человека о реальности. Фреймовый анализ способствует раскры­тию механизмов «концептуализации вербализованных понятий и явлений окру­жающей действительности» [8, с. 224]. Фрейм отличается от понятий и образов тем, что выступает в качестве смысловой схемы будущего высказывания. Фрейм является результатом когнитивной деятельности человеческого сознания. Ж. В. Никонова рассматривает фрейм как уникальную структуру репрезентации опытного когнитивного знания человека, соединяющую область когнитивного и языкового в процессе речевой деятельности [8, с. 225].

В ходе работы мы проанализировали технократическую лексику на основе полученных результатов исследования методов структурной и когнитивной лин­гвистики. Новые значения технических слов с позиций структурализма изучались как посредством компонентного анализа на основе дефиниций толковых слова­рей, так и путем контекстуальных употреблений слов в речи и публицистических, научных и художественных текстах.

Отметим, что ряд новых значений собранного нами иллюстративного мате­риала кодифицирован толковыми и неологичными словарями. Так, например, лексема Машина Имеет в толковых словарях значение не только механизма или совокупности механизмов, но и значение организации, ведомства (Государствен­ная, военная машина), а также значение человека, лишенного каких-либо эмоций, действующего машинально, автоматически (Не человек, а машина). В данном примере в основе семантической деривации лежит дифференциальная сема. Ото­ждествляя организацию и механизм, носитель языка подразумевает свойство ме­ханизмов выполнять полезную работу бесперебойно и точно. Свойство механиз­мов выполнять действия расчетливо и беспрекословно без намека на какие-либо чувства легло в основу метафорического переноса качеств механизма на человека. Заметим, что интегральная сема варьируется. В первом случае, как уже указыва­лось выше, речь идет о механизме, во втором случае – о группе людей, представ­ляющих некую организацию, в третьем – о человеке.

Однако обратим внимание на тот факт, что употребление большинства зна­чений исследуемых нами технократических лексических единиц носит окказио­нальный характер. Так, в примере «Караван медленно плыл по пустыне. О, эти корабли пустыни» Носитель языка указывает на верблюда. В данном случае раз­ветвление значения опять опирается на дифференциальную сему: большое увеси-


Стое, надежное (в отличии от лодки/осла) средство передвижения человека. Под­черкнем, что интегральная сема не совпадает: в основном значении это судно, в производном – животное. Также отличается среда, в которой используются дан­ные средства передвижения: в первом значении подразумевается водное и воз­душное пространство, во втором – земное, а точнее, пески пустынь. В другом примере «и она подключила всю артиллерию улыбок» Употребление лексемы «ар­тиллерия» является уместным и органичным для говорящего и слушающего, т. к. носители языка сопоставляют использование во время военных действий с целью поражения противника огнестрельных орудий (пушек, гаубиц и т. п.) и примене­ние в ходе дискуссии улыбки наряду с авторитетными аргументами и неоспори­мыми доводами с целью «поражения» оппонента. Вероятно, здесь уместно гово­рить о сближении потенциальных сем значений лексемы Артиллерия. Кроме того, можно найти общность и дифференциальных сем данной лексемы: и узуальное, и окказиональное употребление данного слова основывается на свойствах силы, не­прерывности потока действия. Еще общей дифференциальной семой вышеупомя­нутых значений слова Артиллерия Можно назвать наличие орудий / улыбок разно­го калибра / интенсивности.

Лексические инновации с позиций когнитивистики мы проанализировали с помощью фреймового анализа. Определив сферы-доноры и сферы-реципиенты, мы смогли представить результаты процесса вторичной номинации в табл. 1 (см. след. стр.)

Для начала процесса вторичной номинации, под которой обычно понимают использование уже имеющихся в языке средств в новой для них функции нарече­ния [11, с. 85], необходимо, чтобы в сознании номинатора нашлись точки сопри­косновения (узлы) в структуре фреймов мотивирующего и мотивированного слов. Как правило, основными способами, содействующими данному процессу, явля­ются функциональный перенос, при номинации метафорического типа, и перенос по внешним/внутренним признакам, при номинации метонимического типа.

Таблица 1

Сфера-донор

Сфера-реципиент

Пример

Техносфера: механизм

Антропосфера: человек

Машина

Техносфера: аппарат

Антропосфера: человек

Передатчик

Техносфера: огнестрельные орудия

Антропосфера: человек

Артиллерия

Техносфера: разрывной снаряд

Культурный артефакт: худо­жественное произведение

Бомба

Техносфера: артиллерийское орудие

Техносфера: орудие

Пушка

Техносфера: прибор

Биосфера: растение

Кондиционер

Техносфера: судно

Зоосфера: животное

Корабль

В таблице наглядно показаны лексические инновации на основе функцио­нального переноса. Так, в примере «Передатчик» функция технического устрой­ства передавать сигналы и сообщения разного характера проявляется также при передаче минералов и витаминов человеку. В другом примере свойство «бомбы», взрывного устройства, оставлять после себя громкий шум и неизгладимый след проявляется и во фрейме «роман», литературное произведение, о котором говори­ли современники и которое вошло в сокровищницу мировой литературы. Одной из составляющих фрейма «пушка» Является ее предназначение для стрельбы мощными снарядами на дальние расстояния. Это свойство послужило основой для номинации нового технического устройства, предназначенного для увеличе-


Ния количества снега на горнолыжных дорожках. Здесь нужно сделать оговорку и указать на перенос значения по внешнему сходству, т. е. номинацию метонимиче­ского типа, т. к. пушка – это длинноствольное орудие с прицельным устройством, которое, очевидно, имеется и у снегонабивного аппарата. Еще один пример, свой­ство Кондиционера Очищать, освежать и охлаждать воздух легло в основу нового изобретения биологов – стены-оранжереи, состоящей из специально подобранных тропических растений, обладающих похожими признаками.

В конце еще раз подчеркнем, что лексическая единица представляет собой двустороннее явление, неразрывное соединение структуры и отвлеченной идеи, что предполагает двуаспектность методов анализа семантики в целом. Такой дву­сторонний подход помогает более полно раскрыть значения слов и указать меха­низмы, модели появления полисемии. Так, когнитивистика помогает показать се­мантическую деривацию в динамике, а структурализм помогает дать более пол­ный и четкий набор характеристик фрейма. Еще отметим, что структурная и ког­нитивная лингвистика как бы накладываются одна на другую, то контрастируя и игнорируя друг друга, то сближаясь и дополняя друг друга.

Библиографические ссылки

1. Алефиренко Н. Ф. Спорные проблемы семантики : монография / Н. Ф. Алефиренко. – М. : Гнозис, 2005. – 326 с.

2. Апресян Ю. Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики / Ю. Д. Апресян. – М. : Просвещение, 1966. – 322 с.

3. Арнольд И. В. Основы научных исследований в лингвистике : учеб. пособие / И. В. Арнольд. – М. : Высш. шк., 1991. – 140 с.

4. Землякова К. В. Метод компонентного анализа при изучении валентностных воз­можностей квалитативных фразеологических единиц в русском и английском языках / К. В. Землякова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2009. – № 1 (3). – С. 86–88.

5. Караулов Ю. Н. Частотный словарь семантических множителей русского языка / Ю. Н. Караулов. – М., 1980. – С. 6

6. Кочерган М. П. Загальне мовознавство : підручник. – 3-е вид. / М. П. Кочерган. – К. : ВЦ «Академия», 2008. – 464 с.

7. Методические проблемы когнитивной лингвистики / под ред. И. А. Стернина. – Воронеж : ВГУ, 2001. – 182 с.

8. Никонова Ж. В. Основные этапы фреймового анализа речевых актов (на материале современного немецкого языка) / Ж. В. Никонова // Филология. Искуствоведение. Вестник Нижегород. ун-та им. Н. И. Лобачевского. – 2008. – № 6. – С. 224–228.

9. Пименова М. В. Введение в концептуальные исследования : учеб. пособие / М. В. Пименова, О. Н. Кондратьева. – Кемерово : Кузбассвузиздат, 2006. – 156 с.

10. Рахилина Е. В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость / Е. В. Рахилина. – М. : Русские словари, 2008. – 416 с.

11. Тропина Н. П. Мультипарадигмальный подход к исследованию семантических про­цессов в лексике / Н. П. Тропина // Науковий вісник Херсон. держ. ун-ту. Серія «Лінг­вістика» : зб. наук. праць. – Вип. Х. – 2009. – С. 84–89.

12. Тропина Н. П. Семантическая деривация: мультипарадигмальное исследование : мо­нография / Н. П. Тропина. – Херсон : Изд.-во ХГУ, 2003. – 332 с.

13. Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики / Д. Н. Шмелев. – М. : Наука, 1973. – 280 с.

14. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию / У. Эко. – М. : ТОО ТК : Петрополис, 1998. – 432 с.

Надійшла До Редколегії 01.06.11


УДК 811.161.1’373.46