Головна Філологія Вісник Донецького інституту соціальної освіти ПОэТИКА ПРОзы КЕРРИ ВАН БРюХХЕН (НИДЕРЛАНДы)
joomla
ПОэТИКА ПРОзы КЕРРИ ВАН БРюХХЕН (НИДЕРЛАНДы)
Філологія - Вісник Донецького інституту соціальної освіти

Н. Б. КАЛАшНИКОВА,

Кандидат филологических наук,

Доцент кафедры зарубежной филологии

Института гуманитарных наук

Московского городского педагогического университета

В статье исследуются вопросы творческого наследия нидерландской писательницы Керри ван Брюххен. Анализируется своеобразие творческого метода писательницы, являющего синтез реали­стических, натуралистических и модернистских традиций. Рассматриваются основные мировоззрен­ческие и творческие принципы писательницы в контексте нидерландской литературы конца ХІХ - на-чала ХХ в.

Ключевые слова: жанр, эссеистика, реалистические / натуралистические традиции, модер­Низм, творческое наследие, индивидуализм, психологизированное повествование.

Д

Аже самый краткий обзор литературных исканий женской прозы первых деся - тилетий ХХ в. демонстрирует усилия женщин-писательниц, которые настойчи-во работали над признанием их заслуг в художественном творчестве. Одной из показательных фигур в этом отношении стала Керри ван Брюххен (1 января 1881, Смилде -16 ноября 1932, Ларен), урожденная Каролина Леа де Хаан (Carolina Lea de Haan). Несмо­тря на отсутствие академического образования она некоторое время проработала учитель­ницей. В 1904 г. вышла замуж за Кееса ван Брюххена, журналиста, писателя и литературно­го критика, с которым провела годы (до 1910) в Индонезии, тогда еще нидерландской ко­лонии, а затем вернулась в Амстердам, а с 1914 года жила в Ларене. За исключением ро­манов, созданных под псевдонимом Юстин Аббинг (Justine Abbing), даже после развода и второго замужества (в 1920 г. она вышла замуж за историка и искусствоведа Адриаана Пита) сохранила свое авторское имя по первому мужу - ван Брюххен. Ее творческая исто­рия началась с журналистской деятельности (сначала на Суматре, а затем и в Нидерлан­дах), с работы в таких крупных периодических изданиях, как «Groot Nederland» и «De Gids». Что касается собственно литературной эволюции ван Брюххен, то начало было положено в первое десятилетие ХХ в. рассказами, явно носившими признаки ученичества, лишенными заметного литературного новаторства или сложившегося авторского стиля.

В жанровом отношении наследие К. ван Брюххен разнообразно, но, несмотря на ра­боту в малых прозаических формах, наибольшей популярностью пользуются все же ее ро­маны и эссеистика.

Романистка отличалась от многих соратников проблематикой произведений, набо­ром тем, не просто женских, а крайне лично воспринятых, в связи с чем критики много пи­сали об автобиографической составляющей ее прозы. История отношений писательницы с литературной критикой и академической средой вообще стала проблемной зоной, по­скольку автор уже при жизни резкостью и категоричностью суждений настроила против себя многих современников. В полный голос писательница заявила о себе, пожалуй, рома-

©Н. Б. Калашникова, 2011

132

ISSN 2222-551Х.  ВІСНИК ДНІПРОПЕТРОВСЬКОГО УНІВЕРСИТЕТУ ЕКОНОМІКИ ТА ПРАВА ІМЕНІ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ. Серія «ФІЛОЛОГІЧНІ НАУКИ». 2011. № 1 (1)

Ном «Покинутая» (De verlatene, 1910), в котором предложила читателям трагическую исто-рию жизни еврейки, чьи дети отступились от традиции (как, впрочем, поступила и сама пи-сательница). Этот роман определил проблематику творчества ван Брюххен: отношения с ев-рейскими национальной, религиозной и культурной традицией и судьба отщепенца. Сле-дующий, снова ставший автобиографическим, роман «Хелеен, ранняя зима» (Heleen, een vroege winter, 1913) предлагает читателю итоги размышления писательницы о преходящей, скоротечной молодости. Сочинение 1915 г., роман «Кокетка» (Een coquette vrouw), построен на авторских впечатлениях от замужества, источника глубоко драматического опыта для са-мой ван Брюххен. Романы 1920-х гг. стали продолжением и развитием лейтмотивов ранне-го творчества. При этом нарастающее ощущение одиночества героинь – узнаваемый штрих в истории авторского взросления. В этом отношении галерея образов, выстраиваемых К. ван Брюххен, обеспечивает крайне интересный синтез реалистической / натуралистической и модернистской традиций. Герои, мучающиеся в мире с проблемами по сути неразрешимы-ми, прописаны в трагическом натуралистическом ключе, однако ощущение значимости лич-ностного выбора роднит их с качествами героев модернистской литературы.

Проблематика прозы К. ван Брюххен, по мнению А. Ромейн-Версхоор, во многом сфор-мирована теми уничижительными факторами, с которыми сталкивалась писательница с юности: «Чрезмерно чувствительная и неуверенная в себе, но одновременно готовая отста-ивать свое мнение, она с ранней юности мучилась от тройного чувства унижения: как еврей-ка, как самоучка мещанского происхождения и как женщина». Ее тексты – это глубоко психо-логизированные повествования, драматичные и в силу натуралистической поэтики, и в силу мощности авторского «я», отчетливо проступающего в мыслях и жизнях ее героинь.

Говоря о значимости наследия К. ван Брюххен для нидерландской литературы необхо-димо в первую очередь отметить, что не «женский взгляд» и героини романов, не особенно-сти восприятия семейного конфликта и осмысления роли женщины в семье и обществе дела-ют писательницу автором первого ряда. Сколько бы не сопротивлялись литературоведы ру-бежа веков, необходимо признать, что К. ван Брюххен стала одним из провозвестников наци-онального варианта модернизма. Ее проза – основа индивидуалистических поисков литера-турных героев в противовес коллективному сознанию, чему посвящены ее публицистические и эссеистические сочинения, например, работа «Прометей» (Prometheus, 1919). Как явствует из предисловия, автор своим трудом вносит вклад в разработку понятия «индивидуализм»в литературе. Серьезный философско-публицистический труд ван Брюххен стал началом но-вого направления в ее творческой активности и связан с потребностью писательницы в при-знании ее не только как романистки, но и как современного мыслителя. Авторское толкова-ние заглавия становится символичным: идея противостояния личности толпе подчеркивает-ся К. ван Брюххен как синоним усилий Прометея, «борющегося одиночки», отказывающего-ся повиноваться Зевсу, «власть имущему большинству». Подробный анализ особенностей человеческой натуры позволяет ван Брюххен выявить двойственность характера и устремле-ний, определяющих человека как существо социальное и как личность/индивидуальность. Богатый культурно-исторический материал, ставший основой этого сочинения писательни-цы, охватывает крайне широкие временные рамки и настраивает читателя на самостоятель-ное обдумывание множества фактов и позиций: Реформация, Великая французская револю-ция, даже Октябрьская революция в России (во время которой и писалась эта книга); истори-ческих личностей (Кальвин, Робеспьер, Наполеон и др.), философов, художников, писателей (Бёме, Дидро, Микеланджело, Эль Греко, Байрон, Шелли, Фихте, де Мюссе…).

Выход в свет «Прометея» был связан с довольно бурными и неоднозначными откли-ками: критики указывали на туманность слога и стилистическое несовершенство текста, что выливалось в определенные сложности с восприятием авторских идей. А Й. Хёйзинга, как член редакционного совета журнала «De Gids», воспротивился даже предварительной журнальной публикации отрывков работы, когда она уже была практически завершена. Однако, несмотря на определение работы как релятивистской, цели автором все же были достигнуты: позиция ван Брюххен – сторонницы индивидуализма была обнародована, а полемический настрой текста стал очевидным стимулом к саморазвитию читателя. Про-должением размышлений публициста ван Брюххен стали работы «Самосокрытие абсолю-тов» (De zelfvermomming der absoluten, 1920) и «Современный фетишизм» (Hedendaagsch

133

ISSN 2222-551Х.  ВІСНИК ДНІПРОПЕТРОВСЬКОГО УНІВЕРСИТЕТУ ЕКОНОМІКИ ТА ПРАВА ІМЕНІ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ. Серія «ФІЛОЛОГІЧНІ НАУКИ». 2011. № 1 (1)

Fetischisme, 1925), работы, значимые не только для исследования авторской эволюции, но и для осмысления путей развития национального модернизма.

Авторские идеи разворачиваются в русле признания естественных человеческих потреб-ностей, не отрицающих стремления к самовыражению и поисков себя. К. ван Брюххен подчер-кивает, что «умение выделиться и преподнести себя – условие нашего самосохранения», по-этому каждый из нас стремится к самовыделению. Но свойственные человеку множество по-требностей заставляют каждую отдельную, уже заявившую о себе, личность искать единения с другими: здесь подразумевается любовь к ближнему и единение с себе подобными, чувство товарищества, заставляющее отказаться от себя, забыть о себе и искать слиянности с другими. Но тогда, когда индивид вливается в коллектив, – он отказывается от себя, теряет себя. Эта му-чительно осознанная писательницей двойственность человеческого положения, проговорен-ная отчасти до того, как Фрейд завладел умами широкой аудитории, позволяла ей поднять уро-вень художественной саморефлексии на принципиально новый уровень.

Смерть, постигшая Керри ван Брюхен, символична. Драматическая судьба мятущейся души, финалом которой становится душевное расстройство. В 1932 г. писательница умира-ет, приняв избыточное количество снотворного.

Восприятие творчества писательницы читательской аудиторией тоже прошло свою эволюцию, попавшую во внимание исследователей. На протяжении десятилетий ван Брюх-хен воспринимали как автора «Покинутой» и ранних рассказов. Но после Второй мировой войны, во времена очередного взлета феминистского движения, все большим интересом стали пользоваться более поздние произведения, роман «Эва» в частности.

Что увидели критики в прозе романистки? Чем так привлекла читателей К. ван Брюххен? При том, что Э. ван Бовен подтвердила обилие писательниц в начале ХХ столетия, она же и при-знала, что значимых имен из них всего несколько. Вторя ей в своем культурно-социологическом исследовании, Анни Ромейн-Версхоор отмечает, что в большинстве случаев женская литерату-ра, т. е. произведения эмансипированных дам, имела одну общую проблему. Эта проблема за-ключалась в том, что текст представлял собой повествование разочарованной своей свободой женщины или женщины, не сумевшей этой свободой правильно распорядиться. В этом смыс-ле К. ван Брюххен стала отдушиной для разочарованной публики. Свою свободу она испытыва-ла в той мере, которая свойственна была европейскому модернистскому литературному кры-лу, и даже не столько в художественной технике, сколько в силе одиночки.

Список использованной литературы

1. Bork G. J. De Nederlandse en Vlaamse auteurs / G. J. van Bork, P. J. Verkruijsse. – Weesp: De Haan, 1985. – 276 р.

2. Ibsch E. Carry van Bruggen / E. Ibsch, D. Fokkema // Het Modernisme in de Europese leter-kunde. – Amsterdam: De Arbeiderspers, 1984. – P. 223–251, 344–346.

3. Is vol van schaten hier... (2 delen). Onder red. van Korteweg A., Salverda M. – Amsterdam /’s-Gra-venhage: De Bezige Bij / Nederlands Leterkundig Museum en Documentatecentrum, 1986. – Р. 216–218.

4. Braak M. Ter. Journaal van het tweede gezicht (1932-1934) / M. Braak // Ter. Het tweede ge-zicht. – 's-Gravenhage: Folemprise, 1935. – Р. 182–251.

У статті досліджуються питання творчої спадщини нідерландської письменниці Керрі ван Брюх-хен. Аналізується своєрідність творчого методу письменниці, що являє собою синтез реалістичних, натуралістичних та модерністських традицій. Розглядаються основні світоглядні та творчі принципи письменниці в контексті нідерландської літератури кінця ХІХ – початку ХХ ст.

Ключові слова: жанр, есеїстика, реалістичні / натуралістичні традиції, модернізм, творча Спадщина, індивідуалізм, психологізована оповідь.

The article investigates the artistic legacy of the Dutch writer Carry van Bruggen. It analyses the peculiarities of the writer’s artistic method which synthesizes realistic, naturalistic and modernistic traditions. The article considers the writer’s main ideological and creative principles in the context of Dutch literature of the end of the XIXth – beginning of the XXth centuries.

Key words: prose problematics, genre, essays, realistic / naturalistic traditions, modernism, artistic Legacy, individualism.

Надійшло до Редакції 8.02.2011.

134