Головна Філологія Київського національного лінгвістичного університету АКТУАЛЬНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ И “ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА”
joomla
АКТУАЛЬНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ И “ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА”
Філологія - Київського національного лінгвістичного університету

В. В. Овсянников

Запорожский национальный университет

В. В. Овсянніков. Актуальний поділ речення і “точка зору перекладача”.

Стаття присвячена вирішенню питань дослівного перекладу. Автор порівнює такі перекладацькі трансформації як модуляція та транспозиція.

Ключові слова: модуляція, транспозиція, буквальний переклад.

В. В. Овсянников. Актуальное членение предложения и “точка зрения переводчика”

Статья посвящена решению вопросов дословного перевода. Автор сравнивает такие переводческие трансформации как модуляция и транспозиция.

Ключевые слова: модуляция, транспозиция, дословный перевод.

V. V. Ovsiannikov. Topical sentence division and “translator’s point of view”.

The article deals with topical problems of literary translation. The author of the article contrasts such tranlator’s transformations as modulation and transposition in the sphere of literary translation.

Key words: modulation, transposition, literary translation.

Цель настоящей статьи - показать абсолютное превосходство механизма модуляции над механизмом транспозиции в процессе перевода.

Под модуляцией имеются в виду смысловые преобразования. Под транспозицией - такие изменения поверхностной структуры, которые вызваны грамматическими, а не стилистическими соображениями: то есть, не обнаруживаются отношения параллелизма, кульминации, антиклимакса, антитезы и др.

Противопоставление механизма модуляции механизму транспозиции восходит к сопоставительной стилистике Вине и Дарбельне, обозначается некоторыми известными авторами [9, p. 58], но является в целом неисследованной идеей, хотя обзор литературы свидетельствует о том, что самые видные специалисты отдают стилистическим транслемам бесспорный приоритет:

“.именно эти “незакономерные” соответствия и представляют наибольшую трудность для практики перевода. В умении находить индивидуальные, единичные, “не предусмотренные” теорией соответствия как раз и заключается творческий характер переводческой деятельности [1,

c. 7]«

“Следует ещё раз подчеркнуть, что прочтение и интерпретация являются неотъемлемой характеристикой сущности перевода вообще. Конечно же, при переводе технического текста или “канонических” текстов... переводчик будет стремиться к максимально допустимой буквальности. Однако и в этих случаях неизбежна интерпретация, определённое прочтение” [4, c. 195].

Применительно к художественному тексту данное положение определяется тоже безотносительно к идее выдающихся канадских учёных:

“Наиболее сложные случаи в определении единицы перевода связаны с группой максимальных контекстуальных зависимостей, когда знаковая функция отдельной языковой единицы определяется за пределами предложения, а иногда и за пределами целого текста” [2, c. 31].

Столь же безотносительно к интересующей нас мысли Вине и Дарбельне пишет Г. Э. Мирам, комментируя два варианта перевода “Комедиантов” Грэма Грина:

“Можете ли вы привести объективные доказательства того, что первый перевод лучше второго или наоборот? Думаю, что такие доказательства привести нельзя. Можно произнести множество разных слов в пользу того или другого, но все они будут выражать вашу субъективную точку зрения. ... смею утверждать, что другой грамотный перевод будет, как писал один мой начальник в рецензиях на работы своих аспирантов, “не более лучше и не менее хуже” моего” [3, c. 31).

Сопоставление разных вариантов перевода позволяет утверждать, что несущественные расхождения между ними (как в лексике, так и в грамматике) составляют значительный пласт текста. Это - так называемая область вкуса “taste area”, как называет её Ньюмарк, иллюстрируя свои соображения убедительным примером:

“In the following three French sentences (about 75 words) and their English translation (68 words), every French content-word except taux has its English lexical counterpart, all with a corresponding grammatical function. Only about five function words have no one-to-one correspondents.

Les autres pays ont augmente leurs depenses publiques relatives a I'enseignement superieur plus que la Grande-Bretagne pendant les annees 1968-1970. (Le taux moyen d'accroissement annuel des depenses relatives a l'enseignement superieur est 24,71 en France, 18,07 au Japon, 28,09 en Suede, mais seulement 8,12 en Grande-Bretagne.) Mais notre pourcentage du PNB consacre aux depenses dans l'enseignement superieur est quand meme plus grand que celui de presque tous nos voisins.

The other countries have increased their public expenditure relative to higher education more than Great Britain in the years 1968-70. (The average annual increase in expenditure relative to higher education is 24.71 in France, 18.07 in Japan, 28.09 in Sweden, but only 8.12 in Great Britain.) But our percentage of GNP devoted to expenditure on higher education is nevertheless greater than that of almost all our neighbours.

I do not think the French translation could be improved on, although one or two variants in the “taste” area are always available. But about 90% of these three sentences are literally translated - which is perhaps exceptional, but not so surprising in this type of text” [10, p. 68].

К области “вкуса” примыкает область полных совпадений, которые по данным эксперимента Я. И. Рецкера в деле о плагиате составляют примерно половину текста [7, c. 48]. Мне приходилось уже писать о судьбоносности этих наблюдений [6], но в данном случае мне хотелось бы обратить внимание на следующее: словарный перевод и перевод по грамматическим правилам составляет большую часть текста перевода не только информативных и вокативных текстов, но и перевода художественных текстов. В последних фактор стиля играет ключевую роль.

Одна из распространённых концепций требует, чтобы переводчик всегда стремился быть ближе к оригиналу. В этой концепции лучшая позиция переводчика - оставаться невидимым (один из самых знаменитых современных трудов по истории перевода так и называется: “The Translator’s Invisibility” [11]. “Переводчик - лишь медиатор. И чем меньше у него “точек зрения” - тем лучше” [8, c. 79].

Между тем, расхождения в переводе стилистических единиц могут быть весьма значительными. Обычно особым вниманием пользуются шутки и каламбуры, но случаи языковой игры значительно более разнообразны [5].

В приведённом отрывке из романа колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса Cien anos de soledad описывается пробуждение сексуальных переживаний у подростка по имени Хосе Аркадио. По мнению его матери, её сын, которого она случайно застаёт раздетым, “так хорошо снаряжён для жизни, что она даже испугалась” (estaba tan bien equipado para la vida, que le parecio anormal). Своими страхами она поделилась с молодой гадалкой, которая запирается с Хосе Аркадио в кладовой, чтобы погадать ему. На самом деле гадание - отвлекательный манёвр. Молодая женщина убеждается в необыкновенном даре подростка самым незамысловатым способом: прикоснувшись к заинтересовавшему её месту. Рассмотрим изображение этой ситуации в переводах на немецкий и русский языки.

1. Coloco las barajas con mucha calma en un viejo meson de carpenteria, hablando de qualquier cosa, mientras el muchacho esperaba cerca de ella mas aburrido que intrigado. De pronto extendio la mano y lo toco. “Que barbaro ”, dijo, sinceramente asustada, y fue todo lo que pudo decir.

2. In aller Ruhe breitete sie die Karten auf einem alten Tischlertisch aus und sprach uber Beilaufiges, wahrend der junge Mann eher gelangweilt als neugierig neben ihr wartete. Plotzlich streckte sie die Hand aus und beruhrte ihn. „Donnerwetter“, sagte sie ehrlich erschrocken, mehr brachte sie nicht heraus.

3. Неторопливо раскладывая карты на старом верстаке, она болтала о том о сём, пока парень стоял рядом, не столько заинтересованный всем этим, сколько утомлённый. Вдруг гадалка протянула руку и коснулась его. “Ух ты!” - воскликнула она с неподдельным испугом и больше не могла произнести ни слова.

Большинство выделенных ниже единиц перевода (транслем) не являются “минимальными”: к таковым можно отнести только 1, 2, 6, 7. Остальные представляют собой относительно автономные части текста, в состав которых входят минимальные единицы, но переводческие соответствия в рассматриваемом случае возможно установить на более высоком уровне.

Соотносимые единицы перевода с переводческим комментарием выглядят так:

1. Coloco - breitete sie - раскладывая

Личная форма глагола в Preterito indefinido Coloco передаётся немецкой личной формой в Imperfect breitete и русским деепричастием раскладывая, что вызывает смещение содержательного фокуса (актуальное членение): в оригинале главным действием происходящего является именно раскладывание карт, что согласуется с наивной верой жителей Макондо в магическую силу гадания. В немецком варианте болтовня гадалки служит уже не фоном главного действия, а равнозначно ему. В русском же варианте процесс гадания оказывается фоном для болтовни Пилар Тернеры.

В русском и немецком вариантах перевода на первую позицию выдвигается обстоятельство образа действия (In aller Ruhe, Неторопливо), в то время как в оригинале первое место занимает глагол, а соответствующая единица занимает место после дополнения (con mucha calma).

2. las barajas - die Karten - карты

Эквивалентный перевод

3. con mucha calma - In aller Ruhe - Неторопливо

Семантика испанского существительного calma включает в себя понятия тишина, медлительность, невозмутимость. В немецком варианте передаётся первое (тишина), в русском

- второе (неторопливость). Здесь между оригиналом и переводом устанавливаются гипо - гиперонимические отношения. В переводе происходит конкретизация оригинала, явление, которое регулярно отмечается в характеристике условных словарных эквивалентов.

4. en un viejo meson de carpenteria - auf einem alten Tischlertisch - на старом верстаке

Предмет материального мира, обозначенный в испанском языке тремя словами (meson de

carpenteria) превращается в одно слово в немецком и испанском вариантах: Tischlertisch и верстаке, соответственно.

5. hablando de qualquier cosa - sprach uber Beilaufiges - она болтала о том о сём

Деепричастный оборот оригинала hablando de qualquier cosa передаётся в немецком и русском

с помощью личной формы глагола sprach uber Beilaufiges, она болтала о том о сём.

6. mientras - wahrend - пока

Эквивалентный перевод

7. el muchacho - der junge Mann - парень

Более широкая семантика испанского muchacho конкретизируется в немецком и русском: der junge Mann и парень.

8. esperaba cerca de ella - neben ihr wartete - стоял рядом

В русском переводе опущению подвергается глагол esperaba, очевидно, по соображениям избыточности.

9. mas aburrido que intrigado - eher gelangweilt als neugierig - не столько заинтересованный всем этим, сколько утомлённый

По линии актуального членения придаточное времени оригинала mientras el muchacho esperaba cerca de ella mas aburrido que intrigado обнаруживает больше сходства с русским переводом, в котором антонимическая трансформация приводит к изменению порядка эпитетов: пока парень стоял рядом, не столько заинтересованный всем этим, сколько утомлённый. В немецком переводе новой информацией придаточного оказывается действие молодого человека: wartete. Характер его переживаний, передаваемый эпитетами eher gelangweilt als neugierig, служит фоном.

10. De pronto extendio la mano y lo toco - Plotzlich streckte sie die Hand aus und beruhrte ihn - Вдруг гадалка протянула руку и коснулась его

Всё предложение переводится по пятому уровню эквивалентности В. Н. Комиссарова с полным сохранением сильной позиции, как наречия De pronto, так и глагола toco в обоих переводах.

11. Que barbaro - Donnerwetter - Ух ты!

Это - главная единица творчества в приведённых переводах, когда точное воспроизведение семантики оригинала отступает на второй план под воздействием соображений стилистической естественности. Только в данном контексте столь разные единицы обнаруживаю функциональное родство.

12. dijo, sinceramente asustada - sagte sie ehrlich erschrocken - воскликнула она с неподдельным испугом

В русском переводе наблюдается частеречная замена: причастный оборот передаётся именной конструкцией с антонимической трансформацией.

13. y fue todo lo que pudo decir - mehr brachte sie nicht heraus - и больше не могла произнести ни слова

Антонимический перевод Выводы

1. Изменение порядка слов часто имеет характер обыкновенного транскодирования (перевода по правилам), в процессе которого соотношение темы и ремы принимает ту организацию, которая наиболее свойственна данному языку. Именно это наблюдается в приведённом примере.

2. Актуальное членение предложения может играть ключевую роль тогда, когда синтаксис обнаруживает стилистическую организацию. В нашем случае этого не происходит. Поэтому переводчик действует, не мудрствуя лукаво, и прибегает к буквальному переводу, если это позволяют нормы переводящего языка. Такая стратегия наблюдается во всех соответствиях, кроме

11.

3. Расхождения в семантике условных эквивалентов, которые демонстрируются в приведённых соответствиях отношениями конкретизации, опущения и антонимической трансформации (виды модуляции) дают больше пищи для переводческой дискуссии, чем транспозиция.

4. Соответствие 11 в системе Вине и Дарбельне иллюстрирует то, что они называют эквиваленцией, однако в современном переводоведении оно больше известно под термином “целостное преобразование” и это соответствие является самой важной составляющей модуляции, потому что требует от переводчика поиска нестандартных решений. Именно в таких решениях, когда проявляется “точка зрения” переводчика и он становится “видимым”, происходит становление профессионала.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бархударов Л. С. Язык и перевод / Л. С. Бархударов. - М. : Международные отношения, 1975. - 240 с.

2. Казакова Т. А. Практические основы перевода / Т. А. Казакова. - СПб : Союз, 2001. - 320 с.

3. Мирам Г. Э. Переводные картинки. Профессия : переводчик / Г. Э. Мирам. - К. : Ника-Центр, Эльга, 2001. - 336 с.

4. Пшеницын С. Л. Культурологический подход к переводу: теоретическое значение // Языковая картина в зеркале семантики, прагматики и перевода.

5. Овсянников В. В. Словарный перевод и переводческие эквиваленты // Нова філологія : Збірник наукових праць / В. В. Овсянников. - Запоріжжя : ЗНУ, 2006. - Вип. 25. - 217 с. - С. 155 - 163.

6. Овсянников В. В. Проблемы лингвистического описания лудической функции в английском языке // Вісник Запорізького державного університету: Збірник наукових статей. Філологічні науки / Головний редактор Савін В. В. / В. В. Овсянников, А. Ю. Клименко. - Запоріжжя: Запорізький державний університет, 2003. - 189 с. - С. 97 - 102.

7. Рецкер Я. И. Плагиат или самостоятельный перевод? // Мосты: журнал переводчиков № 2 / Я. И. Рецкер. - М. : Р. Валент, 2004. - С. 39 - 52.

8. Сорокин Ю. А. Переводоведение: статус переводчика и психогерменевтические процедуры / Ю. А. Сорокин. - М. : ИТДГК «Гиозис», 2003. - 160 с.

9. Munday, Jeremy. Introducing Translation Studies: Theories and Applications. - Routledge : London and New York, 2004. - 222 p.

10. Newmark, Peter. A Textbook of Translation. - Longman, 2003. - 292 p.

11. Venuti, Lawrence. The Translator’s Invisibility. - London and New York : Routledge, 2003. - 353 p.